Новая версия легендарной пьесы появилась в «Другом театре».

Риск — дело благородное, но небезопасное. Преодолеть страхи решился режиссер Владимир Агеев. Будучи учеником мэтра Анатолия Васильева, он взялся за вторую в истории пьесы Виктора Славкина постановку. Кроме Васильева «Серсо» никто ранее не ставил. Критики до сих пор уверены — легендарный спектакль 1985 года изменил вектор развития театра. Все советское кануло в небытие.

Славкин — один из немногих — советский драматург, писавший абсурдисткие пьесы. Он смешивал бытовые реалии с божественными. Каждый диалог у него многослоен, каждая сцена многозначна. Собирая вместе разных героев, Славкин «выявлял» их одиночество. Тотальное, безобразное, чеховское. В этом одиночестве испарялись жизни, исчезали миры. «Серсо» можно сравнить со «Сталкером» Тарковского: та же бездна безвременья, место вне координат, люди без судьбы. Сам Васильев называл героев пьесы «людьми с обочины».

Владимир Агеев известен как режиссер, не боящийся сложных авторов — он ставил Клоделя и Стриндберга. Но к Славкину он отнесся чуть ли не со священным трепетом. В спектакле это видно. Как решены мизансцены, как «прожит» текст. Новый спектакль не повторяет старый, и на звание легенды не претендует. Но то, что «Серсо» Агеева — достойнейшая работа, созвучная времени, бесспорно. Зрители непременно попадут под обаяние пьесы и всех без исключения актеров, ее разыгрывающих (Ирина Гринева, Арина Маракулина,Александр Усов, Григорий Данцигер и др.).

Центральным персонажем здесь является некий Петушок. Еще неокончательно разуверившийся в жизни интеллигент, он собирает вокруг себя в разной степени знакомых людей из прошлого. Вместе с ними, он пытается справиться с всеобщей разобщенностью, предлагает жить вместе в большом доме, пить чай, заниматься искусством, играть в серсо, слушать и слышать друг друга. Дом этот оказывает гипнотическое действие на своих обитателей: каждый из них как будто переживает несколько реинкарнаций, начинает видеть себя другим. И все же никто никого не спасет, никто ни от чего не избавит.

Акцент сделан на недостижимости христианского идеала коммуны, манящего человечество испокон веков. Кстати, христианской символики в спектакле Агеева много. Тот же жертвующий собой ради других Петушок, кто он, как не новый Иисус, возжелавший праздника всем на Земле? Сцена, в которой все герои сидят за одним столом — копия Тайной вечери. Где все недвижимо, тихо, светло. И каждое слово имеет значение.

Жаль только, что все это только мгновение. А сразу после — и в театре, и в жизни — случается реальность. В которой со времен Христа и по сегодняшний день царят равнодушие, разобщенность и... одиночество.

фото Полины Королевой

Серсо (фр. cerceau) — игра в обруч, который особой палочкой подкидывается в воздух и затем ловится на ту же палочку (или другим играющим — на свою палочку). В Европе эта игра известна с античных времён. Варианты этой игры известны у многих народов Азии, Африки и Европы. В Азии игра была известна со времён Древнего Китая, в Европе с Древней Греции.