В Москве прошли гастроли Королевского шекспировского театра.

Столичные театралы с нетерпением ждут лета, когда после двухгодичного перерыва в Москву «вернется» Чеховский фестиваль. Чтобы ждать было интересней, фестиваль организовал грандиозные гастроли. В МХТ им. Чехова в течение четырех дней подряд можно было увидеть «Юлия Цезаря» в постановке Королевского шекспировского театра.


Козырь спектакля Грегори Дорана — цвет кожи исполнителей. «Цезарь» переехал из Рима в Африку, — радикальная смена места действия стала гарантией его актуальности. Публике разглядеть параллели с днем сегодняшним оказалось тоже несложно, достаточно было вслушаться в монологи главных действующих лиц. Здесь, действительно, не только Каддафи померещится. Бесконечные смены режимов в Африке и «арабская весна» прямо как с Шекспира списаны. Главное — схема революций одна и та же: один тиран свергает другого, затем погибает сам. Для того, чтобы авторская концепция была совсем уж прозрачна, Доран «переодел» героев в военную форму (в тогах они тоже появляются, но ненадолго)и снабдил автоматами.

Впрочем, на временных паралеллях новации от Дорана заканчиваются. В остальном спектакль с уверенностью можно причислять к самым что ни на есть классическим постановкам, рекомендованным к просмотру школьникам и студентам филфака. Даже африканские песнопения, исполненные в живую, присутствие раскрашенного во все цвета радуги шамана и гигантская статуя безымянного вождя в недрах сцены ничего не меняет.

Визуально спектакль очень эффектен, что касается смысла, — в нем ровным счетом нет ничего нового. Это Шекспир без купюр. И вполне классическая актерская игра. Чернокожие артисты работают с чувством, но без расстановки. Бросается в глаза их эмоциональность, но порой кажется, что имеет место спекуляция, «игра на публику». Так, очевидны и однозначны все характеры. «Плохой» Цезарь, «хороший» Брут, «неистовый» Марк Антоний, «впечатлительная» Порция. Однако адептам психологического театра такое прочтение классики явно по вкусу. Тем более, что в русском театре традиция давно не является чем-то основополагающим.