Роман Виктюк поставил спектакль с участием суперзвезд Театра Сатиры.

В «Сатире» аншлаг. Дают премьеру, главная приманка которой — легендарные актрисы Аросева и Васильева плюс оперная прима Елена Образцова в главных ролях. Все три настолько хороши, что, глядя на них, забываешь о том, что пьеса Альдо Николаи слабая, а приметы режиссерского стиля Романа Виктюка остаются неизменными уже много лет.

Этот спектакль бенефисный по своей природе. Все три актрисы в буквальном смысле слова купаются в зрительской любви. С первых минут их появления (нарочитого и пафосного: Аросеву выводит на сцену помощник, Васильева и Образцова проходят через весь зал) публика устраивает овацию. Ей, публике, по сути не так уж важно, что эти выдающиеся женщины играют, — главное, что они стоят на сцене.

Действие разворачивается в доме престарелых, в фитнес-зале с зеркальными стенами и золотой статуей Давида по центру. Героини Ольги Аросевой и Елены Образцовой оказываются экс-звездами оперной сцены, а героиня Веры Васильевой — женщиной сложной судьбы. Когда-то она оставила мечты о театре ради семьи, но муж ее оказался гомосексуалистом. Кстати, гомосексуалист в этой пьесе не один: есть еще «мужчина раздора». Некий певец, исполнявший арию Радамеса в «Аиде». В него были влюблены все наши героини, но поделить не смогли и ненароком погубили. «Радамес» упал за борт корабля, плывущего по морю, и был съеден крокодилом. Совершенно непонятно, почему именно спустя 20 лет началось расследование, а комиссаром вдруг оказался сын «семейной» героини и злополучного героя-любовника. Чтобы полиция не приставала с расспросами, певицы выдали ей версию случившегося — они, дескать, мужчину любили страстно, а он предпочел им какого-то мальчика. Когда мальчик ему изменил, «Радамес» утопился. Ну, как водится, в финале все во всем разобрались, переоделись в белые одежды и ушли в вечность, держась за руки.

Рассуждать всерьез о сверхсмыслах и посылах этой чудо-пьесы не приходится. Она в спектакле выступает в качестве надоедливого курсива. Что касается режиссуры... Виктюк не придумал ничего нового — создалось впечатление, что он выдал некую пародию на собственный стиль. Иначе не объяснить постоянное присутствие на сцене полуобнаженных юношей в шелковых халатах-размахайках и надрывную распевную речь комиссара (который, кстати, также ходит в расстегнутой рубашке).

Главное здесь — фантастическое существование на сцене трех звезд. Из откровенной нелепицы диалогов и мизансцен им удается вытаскивать и юмор, и страсть, и даже затаенную печаль. Совершенно неподражаема Ольга Аросева, — комическое дарование делает образ ее героини не ходульным, объемным, живым. Она играет женщину, роковую в молодости и стойкую на закате дней. «Аросева» без конца нападает на свою соперницу, обвиняя в отвратительном голосе и наркомании. «Образцова» в отместку делает то же самое. Их перепалки — пожалуй, само ценное в этом спектакле. Они легки, забавны и ни на что не претендуют. Актрисы прекрасно понимают, с каким материалом имеют дело, и не пытаются «вытянуть» пьесу. Они развлекаются, и делают это блистательно. Вера Васильева несколько стеснена сюжетными рамками — ее героиня скромна, воспитана и по-прежнему любит погибшего любовника. Тут не до «шпилек» в адрес товарок. А жаль. Посмотреть на актрису, изменившую «строгому» ампула, было бы любопытно.

фото Михаила Гутермана