В московской афише мюзиклов — череда премьер. Стартовали «Граф Орлов», «Русалочка», «Эдмон Дантес», возобновлена Mamma mia! Наконец, в Театер мюзикла — новый спектакль «Растратчики». «ВД» выяснил, почему его не стоит пропускать.

Ставка на наших
Продюсеры Михаил Швыдкой, Давид Смелянский и Александр Попов, похоже, учли недочеты своего первого мюзикла «Времена не выбирают». Во «Временах» драматургия была подогнана под музыкальные номера — в «Растратчиках» чувствуется серьезная литературная основа (спектакль поставлен по повести Валентина Катаева). «Времена» напоминали концерт хитов всех времен и народов — музыку для «Растратчиков» целиком и полностью сочинил Максим Леонидов. Кроме того, авторы решили не гнаться за звездами, чьи имена у всех на слуху. Ни Валерии Ланской, ни Теоны Дольниковой, ни Екатерины Гусевой не будет. Вместе с Максимом Леонидовым и его «сменщиком» Алексеем Кортневым работают талантливые молодые ребята. Их будущее зависит от этого спектакля, и стараются они изо всех сил.

Бенефис Леонидова
Максим Леонидов, известный сочинитель хитов бит-квартета «Секрет» и своих собственных, впервые выступает как композитор большого жанра. И делает это с явным удовольствием. 20-е годы XX века — расцвет городского романса, чарльстона, цыганской песни и, разумеется, советского симфонизма в духе Исаака Дунаевского. «Просто рай для композитора», — признается Леонидов. В спектакле будут звучать и легкомысленные куплеты, и пронзительные любовные дуэты, и водевильные мотивы, и блатные песни в духе «Мурки» и «Фонариков».

На злобу дня
Спектакль ожидается не только яркий, но и остросоциальный, если не сказать — сатирический. История о пожилом бухгалтере Филиппе Степановиче и кассире Ванечке, укравших деньги из банка, основана на реальных событиях. И хотя происходила она во времена нэпа, исполнители главной роли — господа Леонидов и Кортнев — признаются, что жизнь в ту эпоху сильно напоминает им жизнь в лихие 90-е, и даже больше — в наше время.

Смена декораций
Искусство 1920-х — гремучая смесь сюрреализма, кубизма и авангарда. Эксперименты тогда были повсюду, и в декорациях мюзикла они также присутствуют. Задники будут меняться целых 29 раз! Это и гигантские «передвижные» банкноты тех лет, и рисованный бордель, и игрушечный цыганский табор... В глаза бьют яркие краски, в воздухе — брызги шампанского.

Варьете по-русски
Эпоха нэпа вынесла на поверхность массу колоритных персонажей. Бандиты, проститутки, цыгане и прохиндеи всех мастей — все они, как и главные герои-недотепы, живут на сцене отчаянно, как в последний раз. Отдельная история — героини. В 1920-х свершилась сексуальная революция: отныне ни брак, ни церковь, ни обычаи не могли диктовать женщине, что ей носить и кого любить. Отсюда мини-юбки, шелковые чулки, лифы на шнуровках, губки бантиком, мушки и шляпки... «Растратчики» никак не могли пропустить такой бонус: женская массовка превращает сцену прямо-таки в «Мулен Руж». Несмотря на мелодии, которые потом долго насвистываешь, и традиционный хеппи-энд, «Растратчики» больше, чем просто развеселый спектакль. Это история о призрачной погоне за счастьем: в финале один герой взрослеет, а другой прозревает. Жить, ко нечно, хочется весело, но значит ли это жить счастливо? В «Растратчиках» ответ очевиден.

фото: Елена Лапина