Вся труппа «Школы современной пьесы» участвует в эксперименте Райхельгауза и Гришковца.

Спектакль под названием «Подслушанное, подсмотренное, незаписанное» очевидно задержится в репертуаре надолго. Несмотря на сомнительную форму эксперимента. Все дело в том, что импровизируют на заданные Евгением Гришковцом темы профессионалы. В постановке заняты все ведущие актеры «ШСП», — сильные, яркие, с серьезным репертуарным прошлым. Благодаря им, небольшая коллекция театральных этюдов вполне может дорасти до спектакля с неплохим уровнем драматургии.

Идея сыграть спектакль «своими словами», конечно, не нова. Актерам предлагают только обстоятельства места и времени. И условное амплуа. Дальше, как говорится сами. В «ШСП» с «заданием» прекрасно справляются харизматичный Алексей Гнилицкий, лиричная Татьяна Веденеева, невероятно смешная Анжелика Волчкова, блистательный Альберт Филозов... Во втором составе играют и Александр Гордон, и сам режиссер — Иосиф Райхельгауз. Все эти люди с видимым удовольствием ныряют в импровизацию. Каждый из них не раз и не два видел своих персонажей на улицах города или, как в данном конкретном случае, в безымянном московском ресторане. Таких вот пожилых однокурсников, кокеток- лгунишек, друзей, ставших чужими после того, как один уехал в столицу, странных парочек, одиноких печальных юбиляров... Выдумывать ничего и никого не пришлось, это жизнь на поверхности, — в мимике, жестах,

взглядах, словах.

Райхельгауз и Гришковец вытащили на свет наши будни. В которых все не такое, каким кажется. Друг, сбежавший с встречи, не заплатив, оказывается отвезенным в больницу, великовозрастная «девушка» 18-летнего мальчика начинает дружить с его мамой, знаменитый артист не дожидается гостей на свой юбилей, маленькая врушка становится чуткой на чужую боль, а прекрасная незнакомка — продажной женщиной.

Сюжеты незамысловатые, многое считывается еще до финала, однако именно здесь работает заветный для всех актеров «эффект узнавания». Да, в спектакле Гришковца педалируется запретная и притягательная тема подслушивания и подглядывания. Да, слов произносится слишком много, подчас неловких и неважных. Но публика от этого только выигрывает — она с большим интересом наблюдает за собой, думая что смотрит на кого-то чужого.