Ирина Алферова «раскрыла тайну личной жизни».

Лирическую комедию «Ночь с незнакомцем» в Школе современной пьесы первый раз показали 27 декабря. Второй премьерный показ состоялся в преддверии Старого Нового года. За настроение отвечал не очень логичный хэппи-энд и исполняющая главную роль прима театра, всенародная Констанция Ирина Алферова.

Редкий для московских репертуарных театров комедийный жанр снова возник на сцене ШСП благодаря болгарскому режиссеру Пламену Паневу. Именно он решился поставить пьесу малоизвестного драматурга Натальи Савицкой (пьеса «Жена» вошла в лонг-лист Всероссийского драматургического конкурса «Действующие лица» 2011 года). В итоге зритель увидел перверсию хита того же театра «Пришел мужчина к женщине». Надо сказать, что советские реалии сглажены и в «Мужчине», «Ночь» же лишена их по определению.
Сюжет у придуманной Савицкой истории не простой, и тем не менее предсказуемый. И если бы не предпраздничный оптимизм и энтузиазм, с которым актеры, занятые в спектакле, изображают наших с вами современников, еще способных что-то друг к другу чувствовать, было бы совсем нелюбопытно смотреть на сцену. Итак, главным в системе персонажей выступает мелкий предприниматель Власов. Оказавшись должен своему инвестору, он вроде как соглашается в качестве компенсации выдать ему на одну ночь собственную жену. На самом же деле «выдает» давнюю одинокую подругу жены, со взрослой дочерью в придачу.

Сначала все развивается по хитрому плану Власова — кредитору не нравится женщина в летах (к тому же умная), он собирается простить долг «за так». Во втором же акте происходит неожиданное — выясняется, что жена «подложная», кроме того, ее взрослая дочь является еще и дочерью Власова.

Определенный шарм у мелодраматических перипетий (кто кого любит или любил когда-то) в стиле качественного сериала, конечно, есть, но для полного зрительского удовольствия не хватает остроты, свойственной только тем режиссерам, которые позволяют себе вольности со сказками. Вспомнить хотя бы Рыжакова с его версией «Пяти вечеров». Там финальное счастье Тамары смотрелось как надрыв, здесь — Евгения в исполнении Ирины Алферовой излишне аккуратна с эмоциями. Фоменковская сценография была более чем оригинальна, в Школе современной пьесы — только выкрашенное в белое сцена и «закулисные» видео-проекции. Все слишком просто.

Впрочем, семейные истории со счастливым концом так или иначе нравятся зрителю. Торжества зрелой любви хочется хотя бы в театре.