«Сонный» балет Ла Скала завершил Год Италии в России.


Второй балет гастролей Ла Скала в Москве интереснее первого. Однако успеху способствовала, к сожалению, не сильная работа труппы, а три великих имени — Шекспир, Мендельсон, Баланчин. Последний, даже придумав балет вопреки самому себе, смог привнести в него особую магию. Посредством придуманного мэтром хореографического рисунка скука любовных перипетий воспринимается зрителем относительно легко. А классический сюжет и упоительная музыка делают эту сказку волшебной и не дают уснуть.
Легендарный американский классик редко ставил сюжетные балеты. Его вотчиной всегда были одноактовки, абстрактный танец, виртуозный и завораживающий. Поэтому полновесный балет по шекспировской комедии так неровен, в нем предательски очевидно нежелание мэтра держаться сюжетной линии. Все гениальное в этом балете — фирменная хореография массовых сцен, все неудачи — скучнейшая пантомима.
Баланчин, надо сказать, и так существенно подсократил запутанный сюжет, уложив его в первый, 70-минутный акт (второй акт отдан свадебным танца). Тем не менее этот тот самый случай, когда говорят «мгновение длится вечность». На сцене — мир людей и мир духов. В какой-то момент они соприкасаются, и начинается любовная чехарда. Он любит ее, она — другого, третья околдована ослом. Драматические переживания миланским артистам удались мало: ничего кроме скуки, ссоры влюбленных, измены и подмены, таинственные превращения мужчины в животное и разгулы выпивших крестьян, не вызывают. Старинный сюжет требует живого юмора, здесь же артисты держатся исключительно за комические эффект. Если осел, то на четвереньках, если влюбленная пара — то взявшаяся за руки и активно улыбающаяся.
Вдобавок техника артистов далека от совершенства. Танцуют итальянцы живо и старательно, но при этом без души. «Грязные» па и туры обыкновенный зритель может и не заметить, а вот отсутствие энтузиазма увидит обязательно. Здесь не помогут ни декорации дивной красоты, ни крылатые костюмы эльфов, ни расшитые драгоценностями наряды солисток. Перед артистами стояла непростая задача — скрыть недостатки балета (нехарактерного для неоклассика Баланчина ) и превознести его достоинства. Для этогонужна была не пантомима, но «танец с придыханием». Пока же эстетская сущность «Сна» в исполнении труппы Ла Скала остается несколько сомнительной.