Кама Гинкас и его версия культовой пьесы Ибсена на «Золотой Маске».

От режиссера Гинкаса все время ждешь каких-нибудь моральных жестокостей: не модных и формальных, а переворачивающих сознание. Чтобы выйти из театра, чувствуя удар почещины: жизнь — это страшно, бессмысленно, жестоко. Практически все герои и героини Гинкаса — бунтари и бунтарки, они бьются за осмысленное счастье и проигрывают (вспомните Медею, Роберто Зукко, Катерину Ивановну из «Преступления и наказания», героя недавнего «Ноктюрна»). Гедда Габлер (прекрасная работа Марии Луговой) — не просто протестует, она одержима бунтом. Умозрительное величие ее идеалов — это невозможность как таковая. И Гедда гибнет от этой невозможности.

Молодая дочь генерала, обожающая «стрелялки» больше игры в кукол, оказывается женой обабившегося вдовца с претензиями большого ученого. Вокруг только тетки, похожие на толстых тупых уток, барышни, прилежно причесанныеи  с глазами сироток, или «друзья семьи», вкладывающие в это определение самые пошлые смыслы...Обстановку в новом доме усугубляет ее желание вырваться из домашнего ада. Однако вопрос «куда?» остается риторическим. Повсюду беспросветное мещанство и гниль: панельные стены, целлофановая мебель, неживые рыбки в аквариуме, гипсовые бюсты и кладбищинские цветы... Кроме этого, на заднике стен довольно долго демонстрируется видео совокупляющихся животных и насекомых... Гедда назло всем и себе разгуливает по этому затхлому пространству в черном белье. С черной челкой, с прямой спиной. Она никого не собирается эпатировать, ей, действительно, все равно, как выглядеть — хоть в мужском кителе с чужого плеча, хоть нагишом ходить.

Ее телом пользуется каждую ночь ненавистный ей чужой человек. Отсюда эта циничные реплики, бесстрастные паузы и беспомощные.... взгляды. Ее призрачный «принц» — Эйлерт Левборг — мельчает быстрее, чем она успевает что-то, действительно, почувствовать. К тому же, он убивает себя. Ей все так ненавистно, что даже нелепо. Гедда, когда узнает, что беременна, бесстрашно рассправляется и с этой нелепостью — стреляет в себя. Кровь льется на полиэтилен, дождь с крыши смывает кровь... И снова пусто, снова никак.

История Гедды — это трагедия жизни как таковой. Когда ничто — ни наши идеалы, ни надежды, ни юность — не могут спасти от самих себя. Гинкас смотрит в корень — если раньше откровения о жизни настигали отдельно взятых гениев, да и то ближе к жизненному закату. Теперь же мальчики и девочки с самого детства знают страшную правду. Жить не за чем и не ради кого. Они с детства не умеют мечтать и любить. Вот и приходится им стреляться....
 

фото: пресс-служба фестиваля