В Студии Сергея Женовача снова сдают экзамен по Достоевскому. Тут выпустили спектакль «Брат Иван Федорович» по второй книге романа «Братья Карамазовы».

Многие помнят, что знаменитая теперь Студия театрального искусства, которая расположилась в стильном здании бывшей фабрики Станиславского и куда зрители ходят отдохнуть душой и приобщиться к светлому и радостному психологическому театру, начиналась с дипломного спектакля «Мальчики» опять же по «Братьям Карамазовым». В том спектакле Сергей Женовач сосредоточился на истории Илюши Снегирева и травивших его, а потом раскаявшихся мальчишек. И тема подросткового братства, сыгранная дружным и слаженным ансамблем, была студентам как раз впору. Нынешнее возвращение к Достоевскому должно было показать тот путь, который студийцы прошли за эти семь лет.


В черной-черной комнате на черной-черной скамейке сидит черная-черная женщина. И еще одна — в каракулевой шапке. И еще пятеро мужчин, все спиной к зрителям. Действие строгого и аскетичного спектакля разворачивается на узкой полосе авансцены, перед затемненным залом правосудия. Строгий и аскетичный спектакль построен как серия диалогов, которые герои ведут накануне суда над Митей Карамазовым, обвиняемым в убийстве отца. Здесь нет массовых сцен и актерам не спрятаться за декорации, за мизансцену, за партнеров. Каждый — как на ладони. Это испытание на зрелость. И пока «женовачи» сдают его в лучшем случае на «хорошо». Удачнее других выходят характерные роли: вздорной госпожи Хохлаковой, толкующей про «аффект», и ее пылкой дочери Лизы, мечтающей поджечь дом. Мерзавец Смердяков тут получился таким обаяшкой, что хочется его пожалеть и погладить по головке. А вот главные герои — собственно братья Карамазовы — пока скорее обозначены, чем сыграны.

Сергей Женовач упирает на то, что герои романа, которых обычно исполняют уже матерые артисты, на самом деле очень молоды: Алеше — 19, Ивану — 23, Мите — 27. Но Достоевский писал свой последний роман в уже очень зрелом возрасте и вложил в уста и мозги своим героям мысли, которые мучительно вынашивал в течение всей жизни. И видно, что все еще юным и обаятельным «женовачам» эти проклятые вопросы пока не по плечу. Но, с другой стороны, понижение планки играет на руку публике.

Сложный и пугающий роман Достоевского вдруг становится простым и понятным. Каждый диалог тут как очная ставка: виновен или нет? И нынешняя простодушная молодежь, толстых книг не читающая, слушает их, как захватывающий детектив. Но рассказ, как водится, прерывается на самом интересном месте. И зрителю ничего не остается, как бежать домой и хвататься за том «Карамазовых», чтобы узнать — чем там все закончилось. Так что свою просветительскую миссию Сергей Женовач выполнил на отлично.

Марина Шимадина
Журнал «Ваш досуг» № 21 (1—12 июня 2011)