Сказки Гофмана

Оценка редакции
Наталья Витвицкая
6 мая 2011

Рецензия на спектакль «Сказки Гофмана»

Под конец сезона МАМТ представил публике свою версию гофманиады. Страшные сказки великого романтика превратились в три оперные новеллы, музыкальную мощь которых трудно переоценить.

Опера Оффенбаха «Сказки Гофмана» — безусловный подарок меломанам. Лебединая песнь композитора (он не дожил до премьеры) есть оперная классика. Сложнейшие вокальные партии (интервальные скачки здесь на грани возможностей человеческого голоса), сюрреальный сюжет, гротескная основа... Браться за это мрачное оперное фэнтези было риском для труппы, однако, и делом чести тоже. Надо признать, команда МАМТа расщелкала «Сказки», как орешки.


Сразу несколько многообещающих фактов. Во-первых, оперу поставили в оригинале — на французском языке, но с русскими субтитрами. Во-вторых, все три женские партии (к слову, совершенно разные) исполнила прима театра Хибла Герзмава. И, наконец, в третьих, зрителю не дают заскучать — ему показывают не одну оперу, а сразу три. В основу «Сказок» легла эффектная биография Эрнеста Теодора Амадея Гофмана, а также три самых страшных его новеллы «Песочный человек», «Сказка о потерянном изображении» и «Советник Креспель». Во всех трех речь идет о любви поэта. Три возлюбленных Гофмана престранны: механическая кукла с вытаращенными глазами и тусклыми кудельками, умирающая певица Антония, жестокая обольстительница-куртизанка Джульетта. Все они ведут Гофмана к смерти — или моральной, или физической. Кукла разбивает ему сердце внезапно открывшимся фактом своей нечеловечности, куртизанка отнимает отражение в зеркале (читайте душу), Антония забирает с собой на небеса надежды о личном счастье.

Фирменную мрачность повествования окупает фантастической красоты музыка и яркая сценография (художник-постановщик Валерий Левенталь). Действие не переносится ни в открытый космос, ни в Чечню, ни в современную Россию. Авторы лишний раз подчеркивают неисчерпаемые возможности театральной условности. Несовременный сценический рисунок добавляет обаяния опере, воспевая красоту иллюзии и бесплодных мечтаний. Гофман был романтиком, и не только на механическую Олимпию смотрел сквозь волшебные очки. Надеть такие же предлагается и зрителю. Декорации меняются мгновенно, с колосников спускается «здание» театра, затем — пивного кабачка, после герои оказываются среди венецианских красот, на кукольном заводе, в убогой комнате нищей певицы, ложе театра. Костюмы и реквизит у всех без исключения участников событий продуманы до мельчайших деталей.

Что касается героев, они хоть и наивны, но не кажутся картонными. Нежный Гофман (Нажмиддин Мавлянов) мечется от одной фантастической любви к другой, он узнаваемо раним и трогателен. У злодеев (все отрицательные персонажи достались Дмитрию Степановичу) находятся веские основания для своих злодейств (фальшивые векселя, месть, предательство), у живых героинь (Джульетты и Антонии) — правдоподобные характеры (первая — жестокая и эгоистичная кокетка, готовая продать любого за бриллиантовое кольцо, вторая — трепетная лирическая героиня, весь жизненный опыт которой заключен в отцовском доме).

Артисты с видимым удовольствием примеряют на себя сказочные образы, играют в героев и невинных дев, рассказывают взрослые сказки с грустным концом. Но главный козырь здесь — расстроившаяся Герзмава. Это вполне в духе Гофмана. Одна женщина в трех ролях, точнее ипостасях, о которых так грезит мужской пол. Она одна — и кукла, и куртизанка, и чистая дева без греха. Певице с выдающимся голосом спеть Олимпию (колоратурное сопрано), Джульетту (драматическое сопрано) и Антонию (лирическое сопрано), казалось, не стоило труда. А вот изобразить своих героинь оказалось нелегко. Оперная певица с вполне оперным телосложением, выглядела не всегда убедительно в сценах, где ей приходилось мчаться в вихре вальса, очаровывать своей грацией Гофмана или казаться стройной обольстительницей. Впрочем, фантастический голос с лихвой окупил эту неприятность.

«Сказки» смакуют романтические мотивы, они по душе придутся всем тем, кто в наше несладкое время «сам обманываться рад» — мечтой, бесстрашием и любовью. Скептиков же должна порадовать нескучная добротная постановка вне времени и пение высочайшего уровня.

Отзывы о «Рецензия на спектакль «Сказки Гофмана»»

Для того, чтобы писать отзывы необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.

Другие рецензии автора

Еще лучше спектакли в Москве

2 октября (вт) | 19:00 | Школа драматического искусства, перформанс 2 октября (вт) | 19:00

Уникальный спектакль-концерт, в роли инструментов — театральные машины.

5 октября (пт) | 19:00 | РАМТ, драма 5 октября (пт) | 19:00

Политическое кабаре о нацистских судьях.

12 октября (пт) | 19:00 | МХТ им. А. П. Чехова, драма 12 октября (пт) | 19:00

Драма по пьесе Агаты Кристи с Ренатой Литвиновой в главной роли.

17 октября (ср) | 19:00 | Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, опера 17 октября (ср) | 19:00

Три оперные новеллы по произведениям немецкого мистификатора.

14 октября (вс) | 19:00 | Около дома Станиславского, драма 14 октября (вс) | 19:00

Искрометная и уникальная инсценировка культового романа Дюма от адепта театра абсурда Юрия Погребничко.

27 сентября (чт) | 19:00 | Театр им. Евг. Вахтангова, драма 27 сентября (чт) | 19:00

Маковецкий в суперхите Туминаса.

30 сентября (вс) | 19:00 | Театр имени Моссовета, драма 30 сентября (вс) | 19:00

9 октября (вт) | 20:00 | Театр наций, драма 9 октября (вт) | 20:00

Ингеборга Дапкунайте в роли князя Мышкина.

Выбор редакции

3 октября (ср) | 19:00 | Студия театрального искусства, драма 3 октября (ср) | 19:00

Остроумный и глубокий спектакль по великому роману Михаила Булгакова.

25 сентября (вт) | 19:00 | Студия театрального искусства, драма 25 сентября (вт) | 19:00

Сокровенные разговоры о любви в интеллигентной режиссуре.

20 октября (сб) | 12:00 | Большой театр, балет 20 октября (сб) | 12:00

Байопик о советском танцовщике, сбежавшем от режима, в версии Кирилла Серебренникова.

24 октября (ср) | 20:00 | Электротеатр Станиславский, драма 24 октября (ср) | 20:00

Радикальный спектакль Константина Богомолова по философскому роману Томаса Манна.