Золушка Золушка
В избранное
Оценка редакции
Режиссер-постановщик Мэтью Боурн
Композитор Сергей Прокофьев

Моя оценка

Наталья Витвицкая
4 июля 2011

Рецензия на спектакль «Золушка»

Автор скандально знаменитого «Лебединого озера» Мэтью Боурн на этот Чеховский фестиваль привез другую сказку. На этот раз военную.

Любовная история всех времен и народов превратилась у легендарного британского хореографа в военную сагу о потерянной, а потом счастливо нашедшейся вновь любви условной Золушки и условного принца. В данном конкретном случае летчика королевских ВВС и уроженки Лондона, страдающей от домашнего гнета и нападок истеричной мачехи и ее многочисленных (совсем не по сказке) отпрысков. Балет уже номинирован на премию «Оливье» и получил одобрение у мировых критиков.


История у Боурна вышла почти семейной. В свое время его собственные бабушка и дедушка пережили 1940 год, находясь в осажденном немцами Лондоне. Обоим удалось выжить, — не стал «убивать» своих героев и господин Боурн. Встретившиеся на танцах затюканная некрасивая девица и бравый летчик, согласно законам военного времени, мгновенно друг в друга влюбляются. И так же мгновенно теряют друг друга во время очередной бомбежки. Встречаются они, чтобы уже не разлучаться.

Такой разворот сказочного сюжета отнюдь не претит ни здравому смыслу, ни театральной логике. Во-первых, слишком скрупулезен в деталях Боурн (сценография балета вызывает немое восхищение), во-вторых, свой шедевр Сергей Прокофьев писал в военное время, что, разумеется, не могло не сказаться на интонационных решениях и общем пафосе (музыку Прокофьева называли музыкой мировых катастроф). Волнующая партитура наполнена изнутри человеческими страхами и надеждами. А потому легко ложится на придуманную Боурном историю.

Все происходящее на сцене отчетливо напоминает полномасштабную кинокартину о войне. Сказываются прижившиеся в театре спецэффекты (под грохот канонады на глазах у зрителя разрушаются стены и обваливаются потолки, горят здания и взрываются парки) и особенная хореография Боурна, обозначенная им самим как «приключения в движущихся картинках». По сути зритель смотрит кино, разыгранное без слов. Танца здесь немного, и он как будто играет второстепенную роль. Боурн разрешает себе быть не столько хореографом, сколько режиссером, погружая зрителя в атмосферу раздавленного войной города. Напряжение, с которым живут герои его истории, очевидно в музыке и танце, — каждая минута жизни может оказаться для них последней. Поэтому времени на рассусоливания нет, жизнь и смерть, слезы и любовь,- всё мелькает в эффектном и страшном круговороте. Жанровые сценки в этом балете — высший пилотаж: вот Золушка в страшных очках и растянутой кофте прислуживает новой семье, а здесь ее пьющая мачеха во время одной из бомбежек пытается расправиться с надоевшим мужем-калекой (отец Золушки прикован к инвалидной коляске), а заодно задушить падчерицу, попавшую в госпиталь. Обе недолюбленные дочери воюют со своими братьями-геями за внимание солдат, а затравленного «принца», зажимающего в руке туфельку любимой, отчаянно дубасят какие-то вандалы на улице. Здесь все жизненно и непоправимо, от сказки остается только фея, точнее фей. Боурн решил вместо прекрасной и доброй крестной изобрести для Золушки ангела-хранителя. Он-то и дарит ей встречу с летчиком. Первую, а потом и ту, которая приводит к свадьбе.

В балете очевидны два измерения: реальное и выдуманное. Основные события происходят наяву, а сказочно красивые — только в затуманенном ранением мозгу Золушки. Это в больном сне ей видится бал, где она похожа на диву 40-х, где танцуют солдаты в белом (или их души?) и царит любовь. В жизни же ее чувство куда прозаичнее. Зато оно настоящее. На этом настаивает Боурн, заставляя зрителя сопереживать своим совсем не эффектным героям (Золушка откровенно некрасива, летчик недалек, оба они — обыватели с очевидной мещанской моралью). И радоваться в финале, когда счастливые молодожены отправляются в свадебное путешествие, подальше от войны и несчастий. Под защитой своего ангела. Сказка, как говорится, ложь, да в ней намек. Намек Мэтью Боурна на возможное счастье в невозможных обстоятельствах.

Отзывы о «Рецензия на спектакль «Золушка»»

Для того, чтобы писать отзывы необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.

Другие рецензии автора

Еще лучше спектакли в Москве

2 октября (вт) | 19:00 | Школа драматического искусства, перформанс 2 октября (вт) | 19:00

Уникальный спектакль-концерт, в роли инструментов — театральные машины.

5 октября (пт) | 19:00 | РАМТ, драма 5 октября (пт) | 19:00

Политическое кабаре о нацистских судьях.

19 сентября (ср) | 19:00 | МХТ им. А. П. Чехова, драма 19 сентября (ср) | 19:00

Драма по пьесе Агаты Кристи с Ренатой Литвиновой в главной роли.

14 октября (вс) | 19:00 | Около дома Станиславского, драма 14 октября (вс) | 19:00

Искрометная и уникальная инсценировка культового романа Дюма от адепта театра абсурда Юрия Погребничко.

27 сентября (чт) | 19:00 | Театр им. Евг. Вахтангова, драма 27 сентября (чт) | 19:00

Маковецкий в суперхите Туминаса.

9 октября (вт) | 20:00 | Театр наций, драма 9 октября (вт) | 20:00

Ингеборга Дапкунайте в роли князя Мышкина.

Выбор редакции

21 сентября (пт) | 19:00 | Студия театрального искусства, драма 21 сентября (пт) | 19:00

Остроумный и глубокий спектакль по великому роману Михаила Булгакова.

25 сентября (вт) | 19:00 | Студия театрального искусства, драма 25 сентября (вт) | 19:00

Сокровенные разговоры о любви в интеллигентной режиссуре.

20 сентября (чт) | 19:00 | Театр наций, драма 20 сентября (чт) | 19:00

Миронов, Хаматова, Боярская в очень современной версии чеховской пьесы.

23 сентября (вс) | 19:00 | Театр им. Ермоловой, драма 23 сентября (вс) | 19:00

Отличная трагикомедия с Иваном Янковским в роли разочарованного в себе героя.

драма

Осовремененный Чехов в режиссуре Виктора Рыжакова.

Фестиваль

28 сентября (пт) | 19:00 | РАМТ, драма 28 сентября (пт) | 19:00

Спектакль–размышление о свободе в полицейском государстве.