В «Современнике» выпустили премьеру спектакля «Враги. История любви» с участием Чулпан Хаматовой, Алены Бабенко и Евгении Симоновой.

Роман нобелевского лауреата Исаака Башевиса Зингера поставил большой спец по еврейскому вопросу — режиссер Евгений Арье. Он уже инсценировал эту книгу в своем израильском театре «Гешер». Но для московского спектакля многое пришлось изменить. И хотя здесь тоже празднуют Хануку, исполняют обряды и поют на идише, на первый план выходит вполне интернациональная любовная история.


Главный герой, Герман Бродер, после войны эмигрировавший в Америку, мечется между тремя женщинами.Он живет с полячкой, три года прятавшей его от немцев на сеновале, изменяет ей с молодой любовницей-еврейкой, выжившей в концлагерях, и неожиданно встречает свою первую жену Тамару, которую все считали погибшей. Он по-своему любит и жалеет каждую из них, но не может быть счастлив ни с одной, потому что его виски все еще чувствуют холодок немецкого штыка. Герои Зингера пережили столько боли, страха и унижения, что им уже никогда не вернуться к нормальной жизни. Но при этом они пытаются шутить над своим страшным опытом, травят черные анекдоты: «Вы знаете, отчего застрелился Гитлер? Получил счет за газ».

Холокост — плохая тема для шуток. Однако в спектакле Евгения Арье действительно много иронии, как и в самом романе Зингера. Но юмор этот горький, со вкусом высохших слез. Постановка выстроена как череда сцен-воспоминаний. На темных подмостках то здесь, то там вспыхивают очаги жизни: вот суетливозаботливая трогательная Ядзя (Алена Бабенко) моет в ванной своего безвольного супруга, роскошная рыжеволосая Маша (Чулпан Хаматова) соблазняет любовника у телефонной будки, а окаменевшая от горя потерявшая детей Тамара (Евгения Симонова) из жалости принимает блудного мужа в свою одинокую постель. Подвижные черные занавесы словно смывают эти картинки, а на их месте появляются новые.Строгую, но эффектную сценографию дополняет экран, на который транслируются крупные планы в самых важных сценах.

Главный герой в исполнении Сергея Юшкевича — потерянный и надломленный, помятый интеллигент с нечесаной шевелюрой. Почему вокруг него так и вьются женщины — решительно непонятно. Зато какие женщины! Чулпан Хаматова, Алена Бабенко и Евгения Симонова здесь играют три вечных типа: страстную гетеру, преданную жену-служанку и всепрощающую мать. И ради них этот спектакль непременно стоит посмотреть.