Неожиданное возвращение в репертуар «Современника» спектакля Родиона Овчинникова о встрече постаревших одноклассников 31 декабря радует не только поклонников толковых комедий, но и театралов со стажем. Оригинальная версия шла 5 лет, и шла бы еще 55, если бы Леонид Ярмольник не покинул проект. Замену ему искали долго, в итоге новым Цандером (один из двух главных героев) стал Игорь Скляр. Если вы видели первый вариант, постарайтесь не сравнивать. Если не видели — можем гарантировать — удовольствие будет стопроцентным.

Овчинников сам написал пьесу и сам ее поставил. Результат идеальным назвать нельзя, и текст грешит досадными нестыковками. И действие иногда пробуксовывает, и хеппи-энд притянут за уши. Однако все это легко не только простить, но даже не заметить. «С наступающим!» — настоящий подарок всем, кто отправляется в театр за новогодним настроением.

Александр Боровский придумал емкую сценографию — полупустая лестничная клетка элитного дома, два комфортабельных лифта, накрытый стол и падающий снег за окном. На сцене — два героя: успешный телеведущий Кирилл Цандер и его однокурсник по «Щуке» Михаил Громов. Оба не виделись двадцать лет, с трудом друг друга узнали, выпили рюмку-другую-третью и началось. Выяснилось, у одного жена ушла, у второго — работа куда-то подевалась. Один богат и со связями. Второй беден и с принципами. Кроме прочего, Цандер — еврей и демократ, а Громов — русский с уклоном в яростный шовинизм.

Писалась и ставилась эта история под актеров, — неудивительно, что успешного еврея играл Ярмольник (а теперь — не менее убедительно, хотя, может быть, пока с меньшим обаянием, — Скляр), хмурого русского — Гармаш. Но и при нынешнем распределении ролей характерная для дуэта Ярмольник–Гармаш брутальная лирика никуда не делась. Вечер воспоминаний быстро перестает быть томным и превращается в идеологический спор, во время которого к месту и не очень герои кроют телевизионные шоу и театральных критиков, вспоминают Великую Победу и Сталина, яростно обличают страну, которая губит таланты, а потом и всех, кто мешает этой стране жить. В перерывах между страстными тирадами друзья женят двух растерянных влюбленных, поют песни (Скляр — свою коронную про Комарово) и даже привечают бомжа. 

Пять лет назад все это пьяное баловство воспринималось легче и теплее. Сейчас то и дело ловишь себя на мысли, что страстные монологи Громова–Гармаша сняты с языка у соседа или коллеги. И они уже не кажутся такими уж невинными. Вчерашние друзья — сегодня действительно враги. А непохожесть людей друг на друга — причина вполне реальной ненависти и агрессии. Даже национальность снова «при чем» — в пылу страсти Громов обвиняет Цандера в еврействе (на самом деле обвиняя в том, что тот умеет «вертеться» и выживать).

Сегодняшняя встреча звезды и неудачника закончилась бы дракой (а, может быть, не только ею). Но финал у спектакля, как и положено всем новогодним опусам, сентиментальный. К Цандеру возвращается жена, Громов читает стихи и смешно призывает всех жить дружно и счастливо. В Новый год так хочется в это верить, — все спорщики обнимутся, враги простят друг друга, любимые к нам вернутся, а веселый Дед Мороз, стоя на табуретке с морозильным посохом в руках, прочитает Пастернака.