Игорь Яцко поаставил в школе драматического искусства монооперу Франсиса пуленка «Человеческий голос».

«Человеческий голос» Пуленка написан по одноименной пьесе Жана Кокто, которая особенно близка женщинам на грани нервного срыва. Ее героиня весь вечер говорит по телефону с бросившим ее возлюбленным. Нерадивая телефонистка то обрывает связь, то неправильно соединяет. И вообще непонятно, слышит ли героиня что-то в ответ на свой гневный монолог или разговаривает сама с собой.В новаторской музыке Пуленка страдания оскорбленной женщины отразились диссонансами и неровными, синкопированными ритмами.


Традиционные постановки этой оперы, в которой блистали Мария Каллас и Галина Вишневская, по сути, можно слушать с закрытыми глазами: ведь певица сидит на одном месте, не отрываясь от телефонной трубки. Но в спектакле Игоря Яцко все иначе: все-таки это не столько опера, сколько тщательно продуманная драматическая постановка. На сцене постоянно что-то происходит. Компанию героине Марии Зайковой составляет телефонистка, эта роль досталась аккомпаниаторше, сидящей за инструментом. Разговаривая с любимым, героиня то уходит вглубь большой комнаты, похожей на танцевальную студию (ее пространство создал художник Игорь Попов), то приближается вплотную к зрителям. Кроме того, по ходу пьесы она переодевается: темно-красное платье меняет на траурно-черное и закрывает глаза черной повязкой. И, наконец, актриса действительно ведет разговор.

Слов героя мы, конечно, не слышим, но их смысл легко понять по интонациям ее ответов. А еще спектакль напоминает компьютерный гипертекст с множеством ссылок. Те, кто не раз бывал в «Школе драматического искусства» и видел постановки ее отца-основателя Анатолия Васильева, узнают
фирменный стиль театра. Героиня Зайковой аристократически изящна и нежна, как ее же Татьяна-муза в спектакле «Из путешествий Онегина». В интонациях актрисы порой сквозит отчаяние Настасьи Филипповны или трагическое безумие Медеи, уничтожающей окружающий мир из-за того, что она не может в нем быть вместе с любимым.

В финале спектакля мир действительно рушится у нас на глазах: изящные черно-белые обои разрывают на части мощные ветродуи. Игорь Яцко превращает сюжет о покинутой женщине из мелодраматического в мифологический. И неслучайно — ведь мифы были излюбленной темой Жана Кокто.