Русский мюзикл никогда не станет таким, как бродвейский, но, похоже, не так уж это и плохо. Музыкант, выступающий в роли продюсера, Алексей Иващенко совершил очередное театральное чудо с почти одноименным названием.

Из ряда коммерческих музыкальных постановок, с которыми Москва встречает новый сезон, «Обыкновенное чудо» выделялось заведомо и вовсе не благодаря рекламным бюджетам. Площадкой для нового проекта Алексея Иващенко стал печально известный Театральный центр на Дубровке, и это первый мюзикл, который здесь будут играть со времен трагедии «Норд-Оста». Решение в каком-то смысле даже более смелое, чем попытка сделать сценический римейк фильма Марка Захарова, трепетно любимого зрителем, которому слегка за... А речь фактически идет именно об этом, так как в мюзикле задействована не только та же пьеса Евгения Шварца, но и те же музыка Геннадия Гладкова и стихи Юлия Кима, которые составили львиную долю успеха советского киношлягера.


Обычно все эти попытки вернуть к жизни популярное, но слегка обветшалое старье приводят к тому, что «старье» оказывается живее всех живых, а новоявленные реинкарнаторы выглядят, по меньшей мере, жалко. Побаиваясь, вероятно, подобного результата, создатели мюзикла «Обыкновенное чудо» отмахивались от прямой преемственности. Однако режиссер Иван Поповски не только не испугался ассоциаций, но абсолютно точно предугадав их неизбежность, включил их в игру. Мимолетное портретное сходство некоторых персонажей с киногероями Марка Захарова, костюмы, мизансцены — во всем этом сохранен настолько грамотный баланс между новым и старым, что подсознательной реакцией публики становится не раздражение от того, что ей подсовывают копию вместо оригинала, а ностальгия и благодарность — за светлое воспоминание.

Дикий, но симпатичный и, конечно, талантливый театральный режиссер Иван Поповски оказался безукоризненно правильным выбором. Его последняя работа — «Алиса в Зазеркалье» в Мастерской Петра Фоменко — умопомрачительной красоты, но какого-то не очень понятного назначения — оказалась предвестницей того изящного, светлого и остроумного «Обыкновенного чуда», которое он создал теперь. Мюзикл, как и положено мюзиклу в наше политкорректное время, напрочь лишен той обжигающей остроты и правды текущего дня, которыми пропитывал свои пьесы гениальный Шварц, однако вдохновенно красив, поэтичен и вообще — про настоящую любовь, что тоже, согласитесь, под ногами не валяется. Над «Чудом» с Поповски работали художники из той же команды, что создавала волшебные миры Зазеркалья, — Ольга-Мария Тумакова и Вадим Воля. Результатом стали идеально соответствующие случаю костюмы — гротескные, внезапные, чрезвычайно даже не театральные, а... мюзикльные. Так свита короля рассекает в невероятных головных уборах, от аэростатов и именинных тортов в качестве шляпок до абажуров с бахромой, вместо ночных колпаков. Яркость и изобретательность костюмов не только добавляет красок, но и создает ту необходимую атмосферу волшебства, которая мгновенно влюбляет детей и очаровывает взрослых. Многофункциональные, изящно трансформирующиеся декорации Ларисы Ломакиной тоже полностью отвечают потребностям динамичного музыкального действа. А еще немного волшебства — в самый даже воздух над сценой, — конечно, добавил блистательный художник по свету Глеб Фильштинский.

Эти имена хочется — и необходимо — перечислять для подтверждения не всеми пока усвоенной истины: для создания сценического пространства — будь то какой угодно мюзикл-размюзикл — нужны люди, причастные к театру, и будет все хорошо. То же самое касается, кстати, актеров. Обворожительный артист московского ТЮЗа Игорь Балалаев, хотя и давно занял почетное место в индустрии российского мюзикла («Нотр-Дам», «Монте-Кристо»), ни в коей мере не утратил ни актерского профессионализма, ни тонкого обаяния. Что, разумеется, только способствует его успеху в роли озорного, влюбленного и рокового Волшебника. Актерский состав в «Обыкновенном чуде» вообще вызывает по большей части приятные эмоции. Здесь хорошо поют, умеют двигаться и с успехом сочетают хулиганский юмор и романтизм — две главные краски постановки. Впрочем, не обошлось без ложки дегтя. При сладкоголосой Хозяйке (Ирина Линдт), очень забавном Короле (Сергей Усков), остроумном дуэте Эмилии (Елена Чарквиани) и Трактирщика (Владимир Халтурин), безупречно исполненном Первом Министре (Андрей Грачев), правильно мерзком Администраторе (Антон Эльдаров) — самом опасном, кстати, персонаже после того, как к нему приложил руку Андрей Миронов, и других радующих и слух, и взор героях, — Медведь Павла Хрулева кажется порой несколько невыразительным, а вот припадочная Принцесса Юлии Пак на протяжении всего спектакля вызывает исключительно реакцию, как от гвоздя по стеклу.

Песни из старого фильма соседствуют с новыми, также сочиненные Гладковым и Кимом. Трудно пока сказать, станет ли какая из новинок в ряд с оригинальными шлягерами. Жизнь мюзикла сравнительно коротка, и, по всей вероятности, на это просто не будет достаточно времени. Важно другое — все сольные номера, дуэты и хоры соединяются в единое гармоничное целое. Тексты Юлия Кима все так же поэтичны и умны, а музыка Геннадия Гладкова — всегда будет музыкой Геннадия Гладкова.

От бродвейских мюзиклов — как эталона жанра — «Обыкновенное чудо» отличает какая-то разнеженность, отсутствие драйва, которого могли бы добавить сложные массовые танцевальные номера и определенная агрессивность. Но стоит ли? Даешь национальные особенности — мюзикл, не такой, как все, загадочный, как пресловутая русская душа.