На сцене филиала Малого театра итальянский режиссер Стефано де Лука из «Пиколло де Милано» поставил малоизвестную пьесу Гольдони «Влюбленные» — лирическую комедию о высоких отношениях.

Созданный в преддверии Года Италии в России, этот спектакль открывает русской публике непривычного Гольдони. Не изобретательного и острого на язык автора «Трактирщицы» и «Слуги двух господ», а лирического и даже сентиментального драматурга, способного в трех актах вздыхать над странностями любви.


Казалось бы, счастью героев ничто не препятствует: прекрасная Эуджения (Ольга Абрамова) и благородный Фульдженцио (Олег Доброван) друг в дружке души не чают, дядя девушки готов отдать ее любому, лишь бы сбыть с рук невесту без приданого, да и жених не стеснен в средствах, а между семьями нет фамильной вражды. В чем же конфликт, спросите вы? Исключительно в дурных характерах. Герои мучают друг друга необоснованной ревностью и в каждом слове находят все новые подтверждения своим подозрениям. Громкие ссоры с битьем зеркал поминутно сменяются пылкими сценами примирения. И вся эта любовная канитель могла бы порядком надоесть, если бы не была так мастерски выписана. К тому же страдания двух ревнивцев оттеняют второстепенные комические персонажи: обедневший горожанин Фабрицио (Виктор Низовой), отчаянный хвастун, который зазывает гостей на обед, забывая, что столовые приборы заложены, гуттаперчивый водевильный граф (Александр Дривень), готовый жениться хоть на черте, но с приданым, или слуга Суччилио (Сергей Потапов), подергивающий всеми конечностями, как марионетка на нитке.

Так что смеяться зрителям приходится чаще, чем вздыхать. Но у Стефано де Луки разгул бурного южного темперамента подернут тенью меланхолии. Итальянская художница Лейла Фтейта соорудила на сцене интерьеры старинного обветшавшего палаццо: стены покрылись сеткой трещин, потолки в грязных подтеках, на полу шуршат жухлые листья, в тазики капает вода. Но это запустение выглядит крайне живописно: сцена залита прозрачным осенним светом, а за легким тюлевым занавесом все происходящее напоминает подернутые временем картины старых мастеров. И это оформление придает спектаклю то очарование грусти, которым подкупают туристов облупленные венецианские фасады. Молодые актеры Малого театра тоже пока смахивают на переодетых гондольеров. Чувствуется, что они носят чужой костюм — то есть старательно держат заданный режиссером рисунок роли. Но делают это не без изящества. Так что любителям чувствительных костюмированных драм спектакль Малого наверняка придется по душе.