Гоголь-центр открылся «старым» спектаклем студии «SounDrama».

Кирилл Серебренников открыл второй сезон в Гоголь-центре спектаклем прижившейся здесь студии «SounDrama». Постановки, о которые ломали копья критики в прошлом сезоне («Идиоты», «Братья», «Страх») он оставил на потом. Возможно, не хотел начинать сезон с возобновления споров о нравственности в его театре, не самой тонкой критики и неизбежного протеста со стороны определенной части театрального сообщества. А гоголевские «Вечера» Владимира Панкова (трилогия спектаклей по произведениям Николая Гоголя из цикла «Вечера на хуторе близ Диканьки») — проект, давно себя зарекомендовавший. За много лет зритель привык к его эстетике, распробовал ее и принял безоговорочно. «Звуковая» драма сегодня — это такой же понятный жанр, как любой другой. Кроме того, «Вечера» — это практически Гоголь в квадрате. Поэтика русского классика не только воссоздана на сцене, она выпестована в звуках, шорохах, ритмичном шепоте и прочем «саунде».

В день открытия сезона «SounDrama» показала вторую часть собственной «Диканьки» — «Сорочинскую ярмарку». К звуковому перформансу (актеры поют а-капелла, если и говорят, то только нараспев, часто повторяя одну и ту же фразу на разные лады ) добавилось завораживающее зрелище. Подлинные национальные костюмы трогательно соседствуют здесь в одеждой советских колхозников. Деревянные кресты мгновенно и страшно превращаются в «распятых» на пшеничном поле чучел. Вертлявый Черт оказывается гееподобным неудачником. Невесту «запрягают» в оглобли, а жениха под руководством развеселых цыган «выгуливают» в овечьем полушубке и меховой шапке. Почему? Зачем? Может быть, всё происходящее только снится главным героям? Подкаблучнику Солопию, его грозной жене Хивре, дочери Параске и ее возлюбленному Грицко? Ведь не зря же кажутся нарушенными логические связи, оборванными — важные фразы, незавершенными — обычные действия. Фантасмагорическая гоголевская ярмарка по версии «SounDrama» — это символ жизненного морока. Чтобы не поддаться ему, важно помнить, что любая Параска может превратиться в Хиврю, любой даже самый честный парубок — согласиться на уговоры черта в красной свитке. И еще одно — в любой, даже самой громкой свадебной песне легко расслышать отзвуки будущих ссор и несчастий.