Никольская улица — эпицентр охватившего Россию в прошлом году чемпионата мира по футболу. Под сводом гирлянд жизнь не утихала ни на минуту. Опьяняющему веселью мог позавидовать даже бразильский карнавал. На улице можно было встретить нетрезвых иностранцев любых мастей и экзотичности, поэтому неудивительно, что именно сюда приходили и уличные девушки в надежде встретить вице-короля какой-нибудь африканской страны, который прямо с Никольской увезет их во дворец.

В этом году Никольская улица уже напоминает второй день провинциальной свадьбы. Гирлянды все те же, уличные музыканты перекрикивают друг друга, народ толпится, но кажется, что все отчаянно пытаются тяжелое похмелье по пышному празднеству выдать за продолжение банкета.

И все на той же Никольской улице, с 1997 года, в здании бывшего ресторана «Славянский базар», расположился Камерный музыкальный театр имени Б. А. Покровского. Место некогда легендарное, дом главного режиссера Большого театра, но последние годы влекущее тоскливое и вялотекущее существование. Несмотря на то, что это самый близкий к Красной площади оперный театр России, о его существовании не слышало даже подавляющее большинство москвичей. 

Так, год назад, когда на Никольской развернулся мулькультурный футбольный карнавал, Большой театр захватил театр Покровского и поглотил его, сделав своей третьей, камерной сценой. Процесс этот спорный, учитывая, что менеджмент Большого не может качественно заполнить свои две другие сцены — предлагая то нафталинную «Богему» на Новой сцене, то пляшущих гусей на Исторической. Но, видимо, чтобы оправдать «захват», именно на камерную сцену им. Б. А. Покровского Большой театр направил десант самых передовых и прогрессивных режиссеров. Здесь уже поставил сразу две одноактные оперы Александр Молочников. Здесь собирается ставить «Искателей жемчуга» Бизе Владислав Наставшев. А в минувший уикенд здесь представил свою постановку оперы-буфф Оффенбаха «Перикола» Филипп Григорьян.

По сюжету действие происходит в XVIII веке в Лиме. Бродячие артисты Перикола и Пикильо дают представление на городской площади. Они любят друг друга, но не могут пожениться — у нищих артистов нет на это средств. Тем временем вице-король Перу дон Андреас-Рибейра, уподобившись Гаруну Аль-Рашиду, наряжается простолюдином и выходит в город, чтобы узнать, что о нём говорят его подданные. Он влюбляется в Периколу с первого взгляда. Но появиться при королевском дворе Периколе мешает одно обстоятельство — она не замужем.

Дальше следует череда забавных совпадений, неузнаваний. Эту оперетту коснулись все бичи оперных сюжетов прошлого — плоскость, комканность, но команда постановщиков все условности разрешила. Вы не любите, когда действие прерывается и героиня вдруг пять минут, стоя на месте, поет о своих чувствах? Ок, теперь она в этот момент поет свою арию в мобильный телефон, записывая голосовое сообщение любимому, — до гениального простой и действенный прием.

В первом акте зрители сталкиваются с бутафорской коробкой, выполненной в эстетике эпохи Возрождения — огромная надпись «Истина» на занавесе, две ламы (символ город Лима) по бокам. Горожане репетируют, как будут славить вице-короля, под пристальным надзором губернатора разучивают хвалебные песни. «Раз все веселятся, значит не на что жаловаться!» — разносится со сцены. Массовка и герои облачены в сочные, яркие костюмы. Всем обильно наливают, ведь именно так можно привести человека «в состояние такого глубокого согласия, что он не сможет сделать и 10 шагов». 

Происходящий карнавал отчетливо напоминает суматоху чемпионата мира, когда все ликовали и пели песни на Никольской, пока «под шумок» принималась пенсионная реформа. Тем же, кто в шумном веселье ощущает себя в отчаянии и не хочет участвовать в лживом пире, остается только повеситься на яркой гирлянде, которыми украшают деревья на бульварах Москвы, и которые заслоняют небо на Никольской. Создается ощущение, что ты с улицы в здание театра вовсе не входил. Те же уличные музыканты, ликующий, опьяненный народ, услужливые, не обделенные гомоэротичностью губернаторы.

Но вот вице-король, триумфально исполненный Алексеем Морозовым, уставший от тотальной лжи и лицемерия, встречает на улице чувственную и отвязную Периколу, с демонической легкостью воплощенную Марианной Асвойновой, которую весь этот лживый праздник раздражает. Властителя привлекает ее «оппозиционность», он соскучился по Истине и хочет забрать Периколу во дворец, но не может по закону. Для этого она должна быть замужем. Так рождается план выдать ее замуж за уличного музыканта Пикильо, по иронии судьбы ее же возлюбленного, который в исполнении Петра Мелентьева отчётливо напоминает трагикомического актера Чарли Дея. Вроде бы никаких проблем, но вице-король взял под крыло Периколу, чтобы она любила его, а не какого-то уличного музыканта. И так, ко второму действию влюбленные оказываются в тюрьме.

С этого момента вся картонность и фальшь декораций начинает разрушаться. Сначала заключенный Маркиз де Сантарен, облаченный в малиновый пиджак и толстенную золотую цепь на шее, мобильником из 90-х прорыл себе тоннель к свободе прямо сквозь декорацию, разрушив ее. Он признается. что «ковырял до свободы» все 18 лет. К финалу же сам вице-король вдруг прозревает, что власть — это та же тюрьма бесконечной лжи и разносит декорацию в пух и прах, чтобы найти выход из темницы «тотального празднества и коллективного согласия».

Особенно впечатляет, как во втором акте среди хмельного карнавала начинает суетиться ОМОН, отчаянно выискивающий тех, кто «доковырял до свободы». Ощущение, что ты не покидал Никольскую улицу, и смотришь совсем не спектакль, а обычный для России сюжет, больше не отпустит.

Так, в спектакле сошлось все — и игривость музыки Оффенбаха, и грандиозный новый перевод либретто на русский язык, выполненный Женей Беркович (казалось бы, все «осовременили», но оригинальную оперетту не переврали нигде), и стильные костюмы от Влады Помиркованой, и фантастическая работа с оркестром дирижера Филиппа Чижевского, которому с легкостью дались и испанская страсть и лиричный драматизм. Великолепная и фонетически точная вокальная работа солистов. Этот спектакль — праздник со слезами на глазах от смеха и гримасой ужаса от узнавания. 

Если вы скучаете по футбольному угару и хотите сымитировать его вновь, если вам эти «великие победы» на фоне нищеты и лицемерия политиканов набили оскомину, или если вы тоже хотите «доковырять до свободы» — во всех трех случаях вам поможет этот спектакль. Спектакль, где истина и бутафория столь же неразличимы, как и в нашей жизни.