Отзывы о "Легкие люди"

Оценка редакции
Гастроли
Елена Гордиенко
20 февраля

«Легкие люди»: Есть ли жизнь без веса собственных ошибок?

«Легкие люди» — спектакль Ведогонь-театра, за которым многие зрители ездили из центра Москвы в Зеленоград. Герои Таня и Иван разошлись легко. Но попытка продолжить общаться как ни в чем не бывало, оборачивается тежелым испытанием для «легких людей». Зрители наблюдают их историю не совсем из зала — места встроены в декорацию — квартиру персонажей, выстроенную художником-постановщиком Ксенией Перетрухиной. Наконец, на два показа (23 февраля и 13 марта) квартира переехала ближе к Садовому кольцу, на сцену Центра Драматургии и Режиссуры. О том, что именно ждет зрителей в гостях у «легких людей», рассказывает театровед Елена Гордиенко.

По идее Ксении Перетрухиной зал театра превращается в квартиру Тани и Ивана. Никакого деления на сцену и зал нет. Зрительские кресла стоят на одном уровне с диваном героев и их шкафами. Можно выбрать оказаться в спальне, гостиной или на кухне. При этом стен нет, и получившаяся разверстка квартиры очевидно больше по размерам прототипической.

Возникает интересный эффект. Глаза цепляются за знакомые предметы быта, большая часть которых — доставшееся от родителей советское. Однако есть и сочетание старых деревянных, лакированных шкафов, столов и сервантов с новоприобретенными белыми стульями на кухне, диваном-еврокнижкой и матрасом вместо кровати. Интерьер отсылает к конкретному времени нулевых (пьеса написана более 10 лет назад) и к конкретному социальному слою с его характерными условиями проживания.

В пьесе говорится о подруге Тани, которая очевидно богаче и у которой «все круто», как скажет Егор, оглядываясь именно на застывшую в переходном периоде меблировку Таниной квартиры. Сочетание советского с икеевским одновременно делает обстановку не столько натуралистической, сколько метафорической. Зрители попадают в эдакое обобщенное пространство постсоветского города и ментальности вообще. Большое пространство позволяет забыть о проговариваемой бедности, думать не о ней.

Показательно и то, что советская мебель здесь совсем не смотрится имеющей историю: нет никакой запыленности, и даже старых пластинок в соответствующих отделениях журнального столика нет, двери шкафов не скрипят, и комод, из которого Иван будет доставать свой якобы забытый паспорт, можно счесть за недавно купленную вещь в ретро-стиле. Предметы вроде есть, а атмосфера — выхолощена.

Приехавший спустя 12 лет после расставания с Таней в ее квартиру Егор заметит: «Знаешь, ты живешь практически так же». Таня попросит не сравнивать: «А Какая разница? Сейчас я счастлива». Вот только действительно ли жизнь после расставания может остаться той же, а новое счастье заполнить брешь былого?

В самом начале Иван, пытаясь заснять реакцию возлюбленной, сетует, что Таня ведет себя в кадре не так, как он предполагал: «Все можно будет вырезать. Монтажная склейка называется». В дальнейшем мы узнаем, что Таня 12 лет назад сделала аборт — и ненавидела за это своего любимого Егора, потому что он настоял. Приехавший зачем-то сейчас Егор тревожит эту болезненную тему открыто, а она настойчиво от нее бежит, хотя понятно, что замалчивание не скрадет факта. На месте ребенка и их любви — дыра, заполненная ощущением предательства. «Я ничего не чувствовала, как будто ничего не изменилось».

Только в момент вдруг прорывающегося аффекта, отчаяния и злости на когда-то любимого Егора, в Тане (Татьяна Мазур) становится видна глубина. Личность невозможна без истории и даже, возможно, страдания. Счастье первых сцен с Иваном (Сергей Зайцев) стерильно-сериально, эмоции как-то преувеличенно шаблонны и даже театральны. Ее истерика в сценах с Егором — такой же «плохой театр», но совершенно в этих условиях естественный.

Егор в начальном монологе говорит о прелести легких людей. Говорит, что привычную тяжесть, которую впоследствии емко назовет «русской мутью», можно оставить в прошлом и забыть. Когда новый избранник Тани Иван сталкивается с «умопомрачением» — приступами угрызений совести за то, что не стал на работе останавливать самоубийцу, а наблюдал «соскользнет, не соскользнет», Егор предлагает тому  тоже стать «легким», и все наладится.

Совет в итоге сработает, но станет ясно, что сам Егор — не из легких, хотя и пытается себя к ним приписать и войти в их число. В отличие от только кажущегося «тяжелым» Ивана, Егор не может забыть и принять отговорку за правду. Даже узнав, что бесплоден, он готов поверить в чудо, что некогда беременная «от него» Таня ему не изменяла. 

В финальном монологе Егор сокрушается: «лучше бы ты меня обманула», сами его вопросы и внутренняя наполненность (Алексей Ермаков играет на тэнк драме тихо, но сосредоточенно, будто и в ритме старается расслышать смысл) свидетельствуют о том, что он готов по крайней мере задуматься, что не готов отказаться от своей даже потенциальной вины и ответственности за другого. «Почему все такие будто…, будто что-то вырезали из головы?»— вот его настоящая печаль.

К финалу оказывается, что зияние травмы — это не пустота. Тяжесть — не негативная черта. Скорее порок — это жизнь без веса, отказываться от собственной истории, ошибок и бед.

В Таниной квартире воцаряется жизненный и мысленный покой. Иван смиряется, что  «видимо и не мог спасти, судьба…». Егор собирается уйти с другом Максом — Ключом, открывающим все двери (Антон Васильев). Именно Макс открыл сознание Ивана,  что тот всего лишь «маменькин сынок, впервые стукнутый фейсом об жизнь». Ключ — из тех, кто целенаправленно выбирает кочевую «легкую жизнь», потому что она — не настолько лицемерна, потому что если там никого нет (а есть только люди — такие вот, думающие о своем мирке), то лучше ставить свои законы и быть только там и только с теми, кого сам выбрал. Парадоксальным образом кочевник-шутник также плывет по течению, как всю жизнь остающаяся на одном месте Татьяна.

В финале мы видим только Егора. Он говорит со спящей Таней. И со всеми в зале-квартире. И Таня, и Ключ — это пройденные этапы, остающиеся с ним навсегда. Но если они сознательно стремятся быть легкими, то Егор, кажется, уже готов пойти другим путем. И в этот момент побуждает каждого задуматься о своем выбранном пути.

Отзывы о ««Легкие люди»: Есть ли жизнь без веса собственных ошибок?»

Для того, чтобы писать отзывы необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.

Другие рецензии автора