Отзывы о "Иранская конференция"

Оценка редакции
Выбор редакции
4 июня 2019 (вт) | 19:00Полное расписание
Театр наций(Тверская)
120 мин
18+
Сегодня билеты просматривали 13 раз
Аня Банасюкевич
13 апреля

«Иранская конференция»: Неужели вселенная дала нам право так ставить пьесы в театре?

Прошли первые показы самой громкой театральной премьеры сезона — спектакля «Иранская конференция». В главных ролях заняты почти все крупные российские актеры. Зрительский ажиотаж огромен. Кто-то остается недоволен, кто-то идет второй и третий раз в надежде увидеть всех.

В подробностях о спектакле рассказывает редактор раздела Театр «Вашего досуга», Аня Банасюкевич. Кто, с кем и как его поставил? Почему это скорее дискуссия, чем спектакль? И отчего после просмотра становится не по себе?

Кто написал?

Пьесу «Иранская конференция» написал Иван Вырыпаев, драматург и режиссер, чье имя известно не только театралам, но и тем, кто любит современное русское кино. Вполне возможно, вы смотрели «Эйфорию». Или «Кислород». А если следите за тем, что происходит в авангардном, «подпольном» театре, то «Кислород» видели еще в Театре.doc или на сцене «Практики». Культовый был спектакль — сам Вырыпаев и актриса Арина Маракулина читали тексты, где важна была не столько история, сколько философия и мораль: драматург прилаживал заповеди к современным реалиям, сталкивал с сознанием сегодняшнего человека и провозглашал новую редакцию от лица Саши, паренька из Серпухова. Формат спектакля был приблизительно похож на нечто вроде рэп-баттла. 

Но, может быть, вы вдруг не знаете, кто такой Иван Вырыпаев. Тогда надо сказать, что свои пьесы он называет «текстами для исполнения», так как они не похожи на обычные пьесы. Смыслы важнее сюжета, действия и коллизии. Можно сказать, что это манифесты, притворившиеся материалом для спектакля. Режиссеры и актеры Вырыпаева любят – он как никто чувствует сцену (поскольку сам актер), и роли прописывает блестяще. Да, тексты многословны. Да, там много размышлений о смысле жизни и Боге, но театр Вырыпаева – это совсем не занудно.  Хотя режиссер спектакля «Иранская конференция» Виктор Рыжаков, на всякий случай, перед началом, призывает зрителя поработать вместе с театром и не ждать от этого вечера только развлечения. 

Кто поставил?

Виктор Рыжаков – признанный мастер постановки вырыпаевских текстов. После «Кислорода» и «Бытия №2» были «Июль» (когда-то шел в «Практике), «Пьяные», «Иллюзии», «Dreamworks» (можно посмотреть в МХТ), в прошлом сезоне вышла «Солнечная линия» в ЦиМе. Когда-то Рыжаков угадал природу текстов Вырыпаева, которой сопротивлялся существующий театр. Угадал их поэтические  свойства, предложив ритмическое решение взамен психологического, а актерскую дистанцию вместо перевоплощения. Тексты Вырыпаева со временем менялись, менялся и режиссерский подход: те же «Пьяные» были решены в жанре буффонады, с эксцентрическим существованием актеров. 

В поэтическом же духе Рыжаков сделал и чудесные «Пять вечеров» в Мастерской Петра Фоменко – по пьесе Володина, про которую часто думают, что она возможна лишь в контексте советской жизни и советского быта. Поэзия сквозит и в спектакле Центра им. Мейерхольда «Саша, вынеси мусор» по пьесе Натальи Ворожбит, что, впрочем, не мешало звучать болезненной теме прощания с иллюзиями 90-х и «нулевых». Помимо этого Рыжаков известен радикальным постмодернизмом по отношению к старым текстам: в «Сатириконе» шли «Маленькие трагедии», где тексты Пушкина были мелко нашинкованы и перемешаны между собой. А совсем недавно на «Золотую маску» привозили «Оптимистическую трагедию», в которой в сюжет советской пьесы вплетались цитаты из всевозможных эпох и источников – от Розанова до Гребенщикова. Однако в «Иранской конференции» режиссер впервые работает сразу с плеядой ведущих российских актеров.

Кто играет?

В «Иранской конференции» играют сплошь звёзды. Когда распределение было только озвучено в новостях и анонсах, все ахнули – такой россыпи знаменитых актеров давно не встречалось ни в одном спектакле: Евгений Миронов, Чулпан Хаматова, Ингеборга Дапкунайте, Игорь Гордин, Ксения Раппопорт, Вениамин Смехов и другие. Составы постоянно меняются. Поэтому если хотите прийти именно на конкретного актера, обязательно проверяйте информацию на сайте. 

Актерская игра – это то, в чем можно проследить режиссерское решение. Впрочем, оно совпадает с предложением драматурга, задавшим характеры персонажей еще в списке действующих лиц. Например, Эмма Шмидт-Паулсен – жена премьер-министра Дании и глава благотворительного фонда – описана у автора как «восторженная идиотка». Такой и играет ее Ингеборга Дапкунайте – сияющая богемная красавица, с неизменной улыбкой возбужденно щебечущая какой-то популистский бред о некоем «секрете», который знают счастливые бедняки из стран третьего мира. Или священник лютеранской церкви отец Августин – по пьесе «противный наслаждающийся собой, речь как у министра культуры». И да, Евгений Миронов играет самоуверенного, снисходительного к публике и, очевидно, закомплексованного человека, сан или должность которого, вроде как, априори придает значимость его недалеким назиданиям.

Ну а слова, вроде: «Неужели это вселенная дала нам право - создавать все эти никому не понятные картины под видом современного искусства, снимать все эти патологически нездоровые фильмы?! Неужели вселенная дала нам право так ставить пьесы в театре, что ни один даже самый проницательный зритель не отличит Ибсена от Мольера?» — звучат как родные: как будто открыл передовицу газеты «Культура».

Как это выглядит и как это сделано?

Спектакль минималистичен: ряд прозрачных стульев на сцене, в глубине – экран. Когда кто-то говорит на авансцене у микрофона, можно наблюдать за реакцией других участников конференции: кто-то хмурится, кто-то насмешливо улыбается, кто-то, не слушая, тоскливо ждет своей очереди. Здесь, в этих молчаливых этюдах – много театра, уравновешивающего груду слов, впрочем, и каждый текст, каждый доклад тонко простроен режиссером и актерами: выступающий не просто высказывает свое мнение, но и интонацией, языком тела рассказывает про себя. А свет и звук помогают отделить внутренний монолог от публичного. 

Зачем идти?

Если вы ждете от театра только развлечения и отдыха, то вряд ли здесь вам будет интересно. Да, это актерский театр, тут можно насладиться игрой, но все же от текста никуда не деться. Его много – и он, про политику, про мораль, про соотношение Запада и Востока, про кризис христианского сознания и прочее, и прочее. Формат даже для Вырыпаева достаточно радикальный – это, действительно, конференция — есть модератор, есть выступающие, есть вопросы из зала.

Что касается смыслов, то тут режиссер осторожен и вслед за автором, стремится представить всю палитру позиций — от ультра-либеральной до самой консервативной. Ситуация эта двоякая: с одной стороны, современный театр не должен брать на себя ответственность за зрителя, лишая его права на самостоятельный вывод, но, с другой стороны, когда видишь как одобрительно кивает женщина ерническим словам про «вселенское право художника ходить в туалет там, где ему захочется», становится как-то не по себе.   

Отзывы о ««Иранская конференция»: Неужели вселенная дала нам право так ставить пьесы в театре?»

Для того, чтобы писать отзывы необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.

Другие рецензии автора