В рамках Международного театрального фестиваля им. А.П.Чехова на сцене Школы Драматического Искусства (ШДИ) прошли показы спектакля «R.A.G.E.» от одной из самых известных трупп театра марионеток — «Ангелы на потолке».

Компания «Ангелы на потолке» родилась в 2000 году благодаря встрече двух кукловодов-комиков, Камий Труве и Бриса Берту. Они создают оригинальные шоу, сочетающие в себе кукол человеческого размера, видеопроекции, музыку в живом исполнении. Сами себя они называют «дискретным всплеском небесных существ в нашей реальности».

«R.A.G.E.» — спектакль об авторе одной из самых грандиозных мистификаций XX века. Известный писатель Ромен Гари (он же дипломат, военный летчик, герой Сопротивления, кинорежиссер и лауреат Гонкуровской премии) оказывается жертвой нападок со стороны прессы. Критики отворачиваются от него, в журналах муссируются слухи о том, что он «исписался». Тогда Гари выпускает новую книгу под псевдонимом Эмиль Ажар, и она имеет оглушительный успех. Писатель решает сохранять тайну и продолжает писать под двумя псевдонимами. Постепенно Ажар окончательно материализуется: обретает биографию, делает блестящую литературную карьеру и периодически дает интервью прессе (эту роль выполняет племянник Гари). А сам Гари до конца дней остается в тени, наблюдая, как его alter ego победно восходит на литературный Олимп. 

Спектакль начинается с того, что в зал в полной темноте влетает зрительница с фонарем, громко извиняясь и круша все на своем пути, ищущая свое место. На балконе в это время появляется кудрявый француз с чьей-то оторванной головой, которую он пытается приделать на место своей. Зрительница неожиданно начинает петь, француз стреляет в оторванную голову, свет гаснет. 

На основной сцене появляются бумажные куклы  в человеческий рост — Ромен Гари в детстве и его мама с сигаретой в зубах, напоминающие героев пластилинового хоррора. Раздается резкий грохот, на экране видеопроекций растекается огромная кровавая лужа. Человек, тряся палкой кричит о комендантском часе, куклу-мальчика уводят за плечи.

С дальних рядов зала раздается громкое лаянье, кудахтанье и блеянье. Зал дружно разворачиается и видит мутантообразных животных, которые шумно перекрикиваясь, вперебой обсуждают новых соседей, маму и сына. Затем существа спускаются вдоль зрительских рядов к сцене, где бумажный собаковидный дворник учит бумажного мальчика подметать.  

Постепенно «постапокаллиптический» мир начинает обретать бо́льшую человечность. На войну отправляется не бумажная кукла, а человек, писать романы будет он же. Но иногда к нему будет приходить бумажная женщина без головы и приползать бумажный удав. 

Вроде бы, не такая уж эксцентрика, бумажные куклы довольно скоро перестают внушать инстинктивное опасение, к ним привыкаешь и даже начинаешь откровенно симпатизировать. Однако спустя час спектакля зрители начинают покидать зал. Кого-то отталкивает процесс «вовлечения» : половина зрительских мест расположена на сцене, актеры бегают вдоль и между рядов, в один из моментов Ромен Гари производит опрос, кто из сидящих в зале хочет быть убитым. 

Но если такие приемы вас не смущают, причин не увидеть RAGE нет. По своему качеству и интенсивности это исключительное театральное событие. Когда принимаешься подсчитывать, сколько всего артистов было на сцене, результат ошарашивает: всем гигантским сценическим оборудованием управляют шесть человек. Три музыканта (живой инструментал, вокал и регулировка общего звука в зале), три актёра — и двадцать марионеток. Под конец совершенно перестаешь отделять их от живых существ, и недоумеваешь, почему остальная часть труппы не вышла на поклоны.

Главное наслаждение, которое ждет зрителя — предельная наглядность всего технического процесса спектакля. Из чего сделана музыка, как летает воздушный змей, какие на ощупь бумажные костюмы — до всего можно в прямом смысле дотронуться. Случайно поймать натянутую в проходе веревку, похлопать пробегающую мимо бумажную конструкцию, понаблюдать за параллельно разворачивающимся музыкальным театром: как утюг, половина велосипеда, пишущая машинка, будильник, сообщающаяся система из надувных шаров и огромный пузырь непонятного происхождения участвуют в огромной партитуре для одного исполнителя.

Несмотря на «игрушечный» жанр театра спектакль далек от детской карикатурности и пародии на традиционный гиньоль. За кажущейся легкостью существ из мятой бумаги стоит захватывающее размышление об отношениях между интимным и политическим, об истоках творчества и мотивации. Мягкая бумажная нежность способна воодушевлять взрослых не бумажных людей на большие свершения — эта история, рассказанная языком кукольного театра с легким отстраненным юмором, наглядна, точна, поэтична.  И безусловно заслуживает быть увиденной.