Миндаугас Карбаускис поставил роман Гончарова с таким нежным сочувствием к его героям, что диву даешься. Обломов у него — прелесть что такое. Впрочем, как и слуга его Захар, и Ольга Ильинская — все люди, все милы и все неправы.

Этот спектакль — ода жизни, которая бывает разной. Бывает, что в ней все подчинено щам с капустой на обед. А бывает — романтическим мечтам про спасение человечества. Может быть, поэтому Карбаускис исключает из повествования главного антагониста Обломова — Штольца. А зачем, если и так ясно, что сколько не противопоставляй, результат один. Обломов завернется в свой необъятных размеров халат, предав большое чувство. И не потому что плохой, а потому что струсит перед жизнью. А Ольга напротив — в эту жизнь ворвется и овладеет ей, мгновенно забыв неудачный и ею же инициированный роман. 

нужно суметь насладиться бездействием, молчанием, скрипом дверей

Это спектакль похож на книгу: такой же обстоятельный и неспешный. Здесь нужно суметь насладиться бездействием, молчанием, скрипом дверей, живописными световыми бликами на обломовском диване. Нужно суметь не заскучать. Всмотреться, слушаться и удивиться. Одна только сценография Бархина — услада для глаз. Дворянская усадьба, потом дача — с дымковскими игрушками, сентиментальными картинами, малюсенькими кофейными столиками и букетами полевых ромашек в вазочках.

Актеры тоже радют точностью типажей. Обломов в исполнении Вячеслава Ковалева невероятно смешной и нежный. Сцены с Ольгой — самые сильные. Захар пыжится казаться брутальным, вальяжным. Но на самом деле он раболепствующий лакей, при том искренне раболепствующий. Ольга — убедительная и женственная Анастасия Мишина. Ее героиня категорична, дидактична, незыблема. И как итог — комична.

В финале Карбаускис показывает нам Обломова в его привычном халате. Но это не несчастный неудачник. Это счастливый розовощекий «пупс». В тишине, пыли и солнечном свете любимой привычки. Им как будто даже любуешься. И даже если не любуешься, то не осуждаешь точно. И есть в этом «неосуждении и любовании» человеческими несовершенствами что-то от Петра Фоменко.