«Серёжа» — дебют Дмитрия Крымова на мхатовской сцене и однозначный хит нынешнего репертуара. Мощный, страшный и одновременно нежный спектакль про то, что в этой жизни всегда и всем воздастся.

Во-первых, это не совсем и не только «Анна Каренина». Во-вторых, не мхатовское действо в привычном его значении. Букве автора здесь никто не следует. Дмитрий Крымов пересказал роман Толстого с помощью цирковых трюков, визуальных метафор и… некоторых глав из книги Гроссмана «Жизнь и судьба». В финале звучит написанный Львом Рубинштейном специально для этого спектакля текст «Вопросы». Нет Левина, нет Кити, нет сцены сенокоса, нет скачек, не сцены самоубийства Анны. Много чего нет, но то, что есть, заслоняет собой любые сокращения и то, что негативная критика назовет «отсебятиной».

страшный и одновременно нежный спектакль

Это спектакль про мальчика Серёжу, про которого все забыли, которого не долюбили, за которым недоглядели. Взрослая жизнь (с ее любовной болью, сердечными ранами, отупляющей ревностью и невыносимыми обидами) заслонила жизнь детскую. Серёжу «играет» удивительная кукла, которой управляют слуги семейства Карениных. Всего раз он появляется на сцене живым мальчиком 12-ти лет. Анна пытается обнять его — такого незнакомого, непохожего на того, кого она оставила.

В финале в Толстого врывается Гроссман. Каренина «становится» пожилой матерью 18-летнего погибшего лейтенанта и, стоя возле его могилы, виновато говорит нежности, которые ее мальчику уже не нужны. В этой крымовской истории нет правых и виноватых — все люди, у каждого своя рана и свое счастье. Другой вопрос, что за каждый поступок приходится платить. Это больно. Про эту боль Крымов и поставил свой невероятный спектакль.