«Сестры» — новый шедевр Серея Женовача. Все пронзительно от первой минуты до последней. И при этом очень и очень легко. Это Чехов среди нас, — без высокопарных интонаций, смертной тоски и без радикального осовременивания. Идеальный спектакль для тех, кто любит чеховский юмор и не ищет утешения там, где его не может быть.

На авансцене – толпа березок (художник — гениальный Александр Боровский). Стоящих близко друг к другу, стройных, освещенных каким-то особенным нездешним светом. К ним стремятся чеховские персонажи, чтобы поговорить о любви, поплакаться о несчастье, задать вопросы мирозданию, напиться. Эти березки — безмолвные свидетели чужой жизни, никогда — счастливой, всегда — не сложившейся и обманувшей. Ближе к финалу с березовой декорацией произойдет метаморфоза. Какая — рассказывать не будем. Но метаморфоза эта делает финал не просто громким, но оглушительным.

Женовач сумел очистить чеховский текст от множества интонационных и смысловых «наслоений» («Сестер» ставят уже второй век). Сколько смешного в этой пьесе, сколько неуловимо светлого и утешительного. Каждая фраза как будто впервые. И как она откликается в нас сегодняшних. И сестры с их вечным желанием уехать в Москву как в «дивный новый мир» близки и понятны. И удивительно тонкий и мудрый Тузенбах, выбирающий самоубийство как способ дать новую надежду любимой, но не любящей его женщины. И заигравшийся в Лермонтова Соленый. И старенький Чебутыкин, рассуждающий о том,  что «нам только кажется, что мы существуем». К слову, абсолютно все актерские работы в этом спектакле замечательны.

Неважно в каком веке живут герои, и какую одежду носят (костюмы к спектаклю заслуживают выставки). Они — это мы. И нас всех жалко, всем сочувствуешь, всех понимаешь и никому не можешь помочь. А смысл жизни, который так отчаянно ищут в этой пьесе ее разобщенные герои, Женовач определяет так: он в том, чтобы сочувствовать и любить, ни на что не надеясь ни в чем не упрекая.