В репертуаре «Театра наций» появился первоклассный спектакль про невозможность вернуться в прошлое. Его авторы — «золотомасочники» со стажем — режиссер Марат Гацалов, драматург Михаил Дурненков и художник Ксения Перетрухина.

Сюжет у «Утопии» «новодрамовский» — некий бизнесмен из Москвы возжелал возродить страшненькую и дешевую пивную времен своей молодости. Нашел опустившегося бывшего владельца, его жену и сынка-наркомана и дал задание с напутствием: вернете «Утопию» — озолочу. Сначала все старались, и атмосфера в отдельном взятом кафе вполне устраивала хозяина положения. Но затем семейство решило, что «новое лучше старого»,  улучшили интерьер, заказали другое меню — заказчик пришел в ярость. Все вернулось к старому. Финал у истории неутешительный — искусственное прошлое затянуло всех в свою воронку, обнадеженная призрачным счастьем семья вновь распалась, а потом бессмысленно и страшно погибла.

...спектакли «на злобу дня» могут быть почти эстетской красоты

Если бы не режиссер и художник, вряд ли спектакль по такой пьесе прозвучал бы убедительно. Жанровая драма про российские провинциальные реалии, неуместную тоску по лихим 90-м и невозможность быть счастливыми в данной конкретной стране — кого этим удивишь? Но Гацалов и Перетрухина нашли удивительный и точный ход — они «заставили» артистов играть, буквально ползая по сцене (такая вот метафора российской жизни). Зритель при этом должен смотреть не на актеров, а в огромное наклонное зеркало. В нем все происходящее отражается вертикально. А поскольку темп движений сознательно замедлен, возникает чувство, что смотришь на ожившие картины.

Постановка «Утопии» — яркое доказательство, что спектакли «на злобу дня» могут быть изумительной, почти эстетской красоты. В какой-то момент на сцене возникает дерево без листьев, в зеркале персонажи отражаются сидящими на его ветках. Внизу рассыпаны яблоки. От красоты момента захватывает дух. Как и от пронзительного посыла авторов спектакля: возвращать какое бы то ни было «как раньше» — это всегда тупик, всегда утопия, всегда смерть.