Режиссер Алексей Бородин поставил в своем театре смелый спектакль, соединив произведения Пушкина («Медный всадник»), Булгакова («Последние дни») и Акунина («Убить змееныша»). На одну сцену выходят Дантес, Петр Великий, Жуковский, царевна Софья. А также сестры Гончаровы, Голицын, Бенкендорф, Николай I, появляется даже призрак Александра Пушкина!

Бородин — один из немногих режиссеров, которые умеют управляться с большой формой. И его четырехчасовая сага смотрится на одном дыхании, эпохи и их герои в противоречия не вступают, действия совершенно спокойно можно смотреть отдельно друг от друга. Булгаков в первом акте — это история про последние дни Пушкина. Подробнейший рассказ о политических интригах, супружеских изменах и бесконечных доносах, которые довели поэта до могилы. Акунин во втором — лже-детектив про якобы возможный, но не случившийся иной исторический путь России, про борьбу юного Петра Первого с его наивными мечтами о великой державе и его сестры Софьи, ратующей за медленные реформы. Пушкин только «обрамляет» действия, его стихи звучат в прологе и в самом финале. 

Спектакль идет в минималистичных и строгих декорациях художника Станислава Бенедиктова: металлические стены образуют разные пространства, на сцене все время темно и холодно, как в тюремных застенках. Тем эффектнее смотрятся пышные костюмы: все эти кринолины, камзолы и парики с блестками (поклонникам Малого театра на заметку).

После бурных аплодисметов в финале все-таки хочется спросить: зачем этот причудливый исторический микс? Почему было не сделать три отдельных, равновеликих спектакля? И мы, кажется, знаем ответ: Бородин взял на себя смелость поставить спектакль о связи времен в России, о том, что здесь всегда и навсегда правит одинаковая несвобода, жестокость властей и дремучесть обывателей. 

Идея крамольная, даже опасная и особенно громко она звучит в стенах очень традиционного театра.