Отзывы о "Лючия ди Ламмермур"

Оценка редакции
Zharevna 13 октября, 09:58

Одна из лучших опер Гаэтано Доницетти, написанная в стиле бельканто «Лючия ди Ламермур», вторая по популярности после «Любовного напитка», была создана под впечатлением романа Вальтера Скотта «Ламермурская невеста». Действие оперы происходит примерно в конце 17 века в Шотландии. Злодей Генрих Эштон (Анждей Белецкий, баритон) решил торгануть своей красавицей сестрой Лючией (в итальянском произношении), ее роль играет лирико-колоратурное сопрано Ирина Костина, и выдать ее замуж за лорда Артура Бэклоу (Михаил Новиков, тенор) в надежде получить его покровительство перед Шотландской королевой. Генриха ничуть не смущало, что его сестра влюблена в Эдгардо Равенствуда (Дмитрий Бобров, тенор), отца которого он в свое время убил, пытаясь одержать верх в политической борьбе. Несмотря на множество шероховатостей, несостыковок и ходульных приемов в либретто, главные герои Лючия и Эдгардо были настолько убедительны, что на глаза наворачивались слезы, от сопереживания чувствам обманутым и отчаявшимся любовникам.
За дирижерским пультом оркестром и хором «Новой оперы» управлял Дмитрий Волосников. Режиссер-постановщик Ханс-Йоахим Фрай продемонстрировал вечное, классическое видение темы любви, строгое без вульгарных излишеств, часто присутствующих в современных постановках. Костюмы и декорации (Петр Окунев) также выдержаны в классическом стиле – действие спектакля разворачивается на фоне величественных огромных бледно-серых резных ворот, занимающих половину сценического пространства. Хотелось бы чуть большей динамичности действия: когда появляется хор сцена смотрится переполненной (сценография Петр Окунев), динамика появляется только с появлением главных героев. Пение каждого из влюбленных, наполненное драматизмом, расширяет пространство сцены до размеров вселенной. Видеоряд спектакля гармонично сливается с великолепными голосами солистов, хора и оркестра и все это превращает действо в праздник музыкальной гармонии и грустного умиротворения: герои, не справившиеся на земле с битвой за свое счастье, соединяются небесах.

Елена Шмырева 12 октября, 01:28

Опера Гаэтано Доницетти «Лючия ди Ламмермур», как и большинство опер, имеет в своей основе трагический сюжет. Идешь в оперу — жди нечеловеческих страстей и трупов. Все красиво умирают на сцене.
События, действительно, как написано в программке, слегка напоминают тему Ромео и Джульетты, хотя в основу либретто положен сюжет романа Вальтера Скотта «Ламмермурская невеста». Но сам Скотт взял для своего романа историю итальянских хроник и перенес ее на англо-шотландскую территорию. Поэтому фэнтезийная смесь в оформлении спектакля: ворота баптистерия Флорентиского собора и клетчатые накидки солдат войска Энрико Эштона — воспринимаются романтическими образами, которые отдают историей, но не территориальными привязками.Вот и от имен героев: Энрико, Эдгаро, Артуро — веет чем-то итальянским, но фамилии Эштон, Равенсвуд, Бэклоу, вне всякого сомнения, представляют нам жителей туманного Альбиона.
Так же как с именами и фамилиями, так и с соответствием сюжета и музыки. Это я о том, что при всей трагичности событий, музыка абсолютно не патетична. И мне это импонировало. Музыка давала надежду, романтизировала события, а не ложилась дополнительным гнетом на происходящее на сцене. Легкая она у Доницетти.
Пели все прекрасно. И главный злодей лорд Энрико Эштон (баритон Анджей Белецкий), и его сестра Лючия (сопрано Ирина Костина), которую из корыстных политических соображений брат намерен выдать замуж за лорда Артуро Бэклоу (тенор Михаил Новиков). Энрико строит козни, чтобы разрушить привязанность сестры к давнему врагу своей семьи — Эдгардо Равенсвуду (тенор Дмитрий Бобров). В ход идет обман, подложные письма. Но зло оборачивается против самого Энрико: Лючия теряет рассудок и убивает навязанного ей братом мужа, а позже умирает сама. Обманутый Эдгардо, узнав истинное положение дел и о смерти возлюбленной, кончает с собой. Энрико остается один, без родственников и каких либо сторонников. Звучит обличительный голос священника наставника Лючии — Раймонда Бидебенда (бас Сергей Артамонов).
Особенно сильным для меня было второе действие. Сцена сумасшествия Лючии полна страсти, невыразимой тоски и боли.
Опера по праву считается одним из образцов высших достижений романтического бельканто. Переливы голоса каждого из исполнителей наполняют пространство зала. Мелодичная итальянская речь льется со сцены. Все в соответствии с международными оперными традициями: Доницетти — итальянец, бельканто — итальянский стиль, исполнение на языке оригинала.
Внешние данные артистов прекрасно соответствуют исполняемым образам. Очень красивая постановка с замечательными голосами.

и поставить вашу оценку (текущая оценка: 9)

Читайте про другие
события

Другие спектакли / опера