Адепт театральной традиции Сергей Женовач объединил довлатовский «Заповедник» с лирической поэзией Пушкина. Получился спектакль о внутренней драме человека, который не нужен ни своей стране, ни себе, — оглушительный, но при этом смешной.

«Советскость» этого «Заповедника» (повесть написана на излете 1970-х) можно определить лишь по нескольким деталям. Зрителей в фойе встречает пузатая желтая бочка с вином, фигуристая буфетчица разливает алкоголь в граненые стаканы, а старенький проектор транслирует киноальманах «Новости дня» 1979 года. На этом всё. Минималистичная сценография Александра Боровского не привязана к быту совсем: на сцене два мостика (точные копии из пушкинского заповедника в Михайловском), маленькое черное озеро, в которое, как в зеркало, смотрит главный герой. В глубине сцены — белеющая посмертная маска Пушкина.

«Заповедник» — спектакль абсолютно сегодняшний, никакой наивной ностальгии

Герой Борис Алиханов (грандиозная, ювелирно сыгранная роль Сергея Качанова) работает в заповеднике экскурсоводом. Временно. Пока раздумывает, что делать со своей жизнью писателя, которого не печатают. И мужа, жена которого, подхватив дочь, решительно эмигрирует в Америку. Весь спектакль — это череда мучительных внутренних монологов героя, полных остроумнейших наблюдений и афоризмов. Смешного в них очень много, но оптимистичного — нет совсем. Обрамляют эту грустную философию житейские байки местных экскурсоводов, романсы на стихи Пушкина и похабные истории сильно пьющих жителей деревни Сосново.

В спектакле занято много новых молодых артистов труппы театра: беллетрист Стасик Потоцкий (Александр Николаев), экскурсовод Володя Митрофанов (Лев Коткин), влюбленная в Пушкина девица Аврора (Екатерина Копылова)… Молодой актерский азарт контрастирует с опытом и мудростью Сергея Качанова. Но спектаклю это только в плюс. На фоне трескучих речей второстепенных персонажей еще слышнее голос главного героя — тем очевиднее его усталость и неумение подстраиваться под обстоятельства. Значимее сходство Алиханова (читайте Довлатова) с Пушкиным — оба были гонимы при жизни и «залюблены» после смерти до такой степени, что стали жертвами пошленького культа. Не зря в финале Женовач придумал целый занавес из посмертных пушкинских масок, украшенных мишурой и стразами, как елочные игрушки.

«Заповедник» Женовача — спектакль абсолютно сегодняшний. Никакой наивной ностальгии по Советам, только вопросы, которые волнуют каждого из нас. Как жить в стране, в которой не уважают человеческие права, травят, если не в лоб, то исподтишка, завидуют громко и любят всегда тайком? Как вообще выжить, когда никому не нужен? Лишенная скандальности и при этом пронзительная актуальность в сегодняшнем театре — настоящее потрясение. Его стоит испытать, пока есть такая возможность.