Французский режиссер Кристоф Рок поставил на московской сцене «Амфитрион» Мольера, превратив непритязательную комедию положений в претенциозное зрелище «не для всех». 

Кристоф Рок почти «свой» в «Мастерской Петра Фоменко»: он привозил сюда воздушную «Свадьбу Фигаро» из «Комеди Франсез», видел все спектакли самого Фоменко, работал с его актерами. Так что в Роке театралы видят если не наследника фоменковской идеи «плести на сцене кружева», то поклонника уж точно. Правда для «Амфитриона» режиссер выбрал эстетику драмы — никакого «легкого дыхания» и лирических витиеватостей. Герои истории про супружескую измену (бог Юпитер принимает облик военачальника Амфитриона и соблазняет его жену Алкмену) превратились у него в жестоких борцов за власть. Точнее за идею о том, что власть дает право распоряжаться чужой судьбой.

Двойственность персонажей находит продолжение и в сценографии: над пустой черной сценой висит чуть наклоненное гигантское зеркало. В нем действия героев приобретают дополнительный смысл: скажем, Юпитер наклеивает скотч на пол, а в зеркале можно рассмотреть, что артист «рисует» дом с трубой. Но больше всего запоминается роскошная по своей красоте любовная сцена: расставленные Алкменой свечи на сцене удваиваются в отражении, замыкая в свой чувственный круг и женщину, и ее любовника-бога...

Несмотря на визуальные чудеса и добросовестную игру актеров (среди которых сестры Кутеповы и Карэн Бадалов), концепция Кристофа Рока не вызывает доверия. Постановке не откажешь в драматичности, но изящества она все равно лишена: действие буксует, а в новых смыслах сюжета слишком сложно разобраться. Да и стоит ли? Самые догадливые зрители, докопавшись до сути, будут разочарованы. Идею о том, что сильным всё позволено, а любовь — дурацкий анекдот, режиссеру не удалось сделать ни убедительной, ни тем более привлекательной.