В репертуаре МАМТа два новых названия: «Царь Эдип» Игоря Стравинского и «Замок герцога Синяя борода» Белы Бартока. Постановщик обеих опер – худрук Театра им. Евг. Вахтангова Римас Туминас, чей фирменный стиль почти всегда предполагает непредсказуемые театральные метафоры и философский акцент. В прошлом сезоне Туминас поставил суперуспешную и номинированную на «Золотую маску» «Катерину Измайлову» в Большом театре. В этот раз успех может не случиться.

Вокальные сочинения Стравинского и Бартока мало что объединяет, общий только сюжетный посыл: меньше знаешь — крепче спишь. Эдип, несмотря на все предостережения, рвется узнать тайну своего рождения и обнаруживает, что он отцеубийца и кровосмеситель; новоиспеченная жена Синей Бороды Юдит все-таки открывает седьмую дверь в его замке и пополняет ряды замученных женщин-призраков.

Режиссер сделал ставку на музыку и решил уйти «в тень»

В музыкальном отношении две оперы — произведения-антагонисты. «Эдип», написанный в 1927 году, считается неоклассикой: Стравинский сочинил монументальную оперу-ораторию, предполагающую величественную манеру исполнения и никаких страстей). «Синяя борода» 1911 года — экспрессионистское произведение, исполненное нерва и страсти. По всей видимости, Туминас сделал ставку на музыку и решил уйти «в тень».

Концептуальной режиссуры зритель не увидит. В обоих спектаклях действие выглядит схематично. Историю с царем Фив комментирует Рассказчик (Сергей Епишев, артист Театра им. Евг. Вахтангова) — буквально перед каждой решающей сценой он объясняет публике, что герои сейчас будут делать. И хотя Рассказчик есть в либретто Жана Кокто, ход кажется неосведомленной публике наивным — зрители возмущенно шепчутся. Впрочем, всего этого можно «не заметить», если бы хор, оркестр и солисты взяли удар на себя. Увы, работы вышли старательные, но малозапоминающиеся. Певцам не хватило вокальной мощи, а оркестру и хору — слаженности действий.

Новые туминасовские постановки прежде всего запоминаются сценографией (над ней работал постоянный соавтор Туминаса — Адомас Яцовскис). В «Эдипе» главный акцент — на огромной расколотой голове скульптуры, в трещине которой повесится Иокаста и будет биться в истерике Эдип. В «Синей бороде» — на многодверном зловещем замке. Но чтобы раскрыть зрителю красоту и смысл гениальной музыки Стравинского и Бартока, одной сценографии все-таки недостаточно.