Простодушную комедию про старость «делает» Виктор Сухоруков в роли пенсионера-оптимиста.

Спектакль Сергея Аронина — яркий пример способности Сухорукова «вытащить» на себе всё, даже постановку с вялой режиссурой и неубедительной сценографией. Артист редкого обаяния и харизмы, органичный в любой роли, невероятно пластичный, он заставляет зрителя не просто проникнуться сочувствием к своему герою, а полюбить его как родного.

Сухоруков может «вытащить» на себе всё

Мартин (Сухоруков) — пенсионер, дочка которого спит и видит сдать его в дом престарелых. Доход мизерный, друзей — почти никого. Но Мартин не унывает и даже придумывает себе развлечения: врет, как барон Мюнхгаузен, и представляется то арабским террористом, то адвокатом, то мафиози из Неаполя, то кинопродюсером. Каждое его появление в новом образе — фееричное шоу. Только вот единственный зритель Мартина — флегматичный случайный знакомый Ланс. Эту роль дали Андрею Шаркову, специально приглашенному в партнеры Сухорукову из питерского БДТ им. Товстоногова. Его реакции на «выступления» коллеги с помощью одной только мимики заставляют смеяться в голос. Ну а неиссякаемый оптимизм Мартина даже помогает выпутаться из неприятной истории с бандитом.

События пьесы происходят в декорациях условного Парижа: на видеозаднике — Эйфелева башня, музыкальный фон — Джо Дассен и Эдит Пиаф, сцену засыпают осенние листья, а из одной кулисы в другую бродят любовные парочки. Симпатично, но сплошные штампы. Впрочем, зрителю ни спорная сценография, ни отсутствие яркой режиссуры не мешают. Мораль истории утешительна и понятна: преклонный возраст не конец жизни. А уж Сухорукову, играющему веселую старость, нельзя не поверить.