Молодой режиссер Иван Орлов поставил очень удачный спектакль — воздушную и обаятельную комедию о любви, которой все жаждут и никто не может заполучить.

Тургеневский «Месяц в деревне», вообще-то, не принято ставить как комедию. Чаще получается драма о несбывшихся надеждах и неутоленных желаниях скучающего русского дворянства. А тут вдруг: о любовных муках — весело, о сексуальном влечении — еще веселей!

Перед зрителем дачная беседка в имении Ислаевых, увитая зеленым плющом, вся в теплом свете электрических фонарей. У яблони — уютное кресло-качалка, чуть поодаль — деревянная эстрада, на которой чудесная моссоветовская молодежь уверенно играет ранний «Аквариум» (под занавес звучит «Дубровский»). Получился остроумный намек на отстраненный, прямо-таки «гребенщиковский» взгляд режиссера на сюжетную канитель.

Итак, в дачное ничегонеделание господ Ислаевых нежданно-негаданно попадает студент Беляев (Семен Шомин) — растерявшийся от повышенного внимания к своей ничем не примечательной персоне хипстер в конверсах, вызванный учить маленького Колю (Юрий Черкасов). В него влюбляются и мама Коли Наталья Петровна (чудесная Наталья Ноздрина), и ее воспитанница Верочка (потрясающая Надежда Лумпова). К слову, в героях дачной мелодрамы числятся также муж Натальи Петровны Аркадий Сергеевич (Сергей Зотов), и ее же любовник-друг Михайла Александрович (Владислав Боковин). Оба прекрасно все знают-понимают, но предпочитают жать друг другу руки, улыбаться кривоватами улыбками и гордо страдать в душе. Комичное соперничество двух женщин, жаждущих испытать большое чувство, они, понятное дело, не обсуждают.

Финал — с музыкой и с раскидыванием тортов

Спектакль летит вперед, а пикантная ситуация все никак не хочет разрешаться. Монологи сжигаемых страстью действующих лиц («Кто я такой, чтобы вас любить?») произносятся с нарочитой патетикой, и это очень веселит зал. Однако финал все-таки случается — даже с музыкой и (внимание, голодный зритель!) раскидыванием вкусных тортов. Да, ни у кого из героев ничего не складывается, но впечатление от этой нелепицы остается прерадостное. Потому что всё совсем как в жизни, совсем как у нас и у вас.