Русский народный Хеллоуин в аутентичных декорациях особняка Спиридонова — это и есть ударно разрекламированный спектакль «Черный русский» Максима Диденко. Решить, идти или нет, несложно. Главное — понять,  нравятся ли вам театрализованные бродилки, телезвезда Равшана Куркова и водка неприлично высокой цены, которую наливают бесплатно.

Максим Диденко — один из лидеров современной российской режиссуры, адепт физического театра (движения для него важнее слов), обожающий скоростной монтаж и формальные эксперименты. В «Черном русском» он работает в жанре сайт-специфик (на спектакль его вдохновляет та или иная среда). Пушкинский роман он захотел показать одновременно в трех версиях: от лица зарвавшегося сластолюбца Троекурова, русского Робин Гуда Дубровского и влюбленной в него Маши. В программке так и заявлено: «свой» маршрут — «свой» спектакль. На деле же все дороги примерно одинаковы. На пути следования не происходит ничего, кроме сумасбродств нечистой силы. Артисты (преимущественно «Гоголь-центра») устраивают хеллоуинское дефиле: окровавленные рты, взлохмаченные парики, обнаженные тела, медвежьи шкуры. Внятного сюжета про отобранное у Дубровского имение и внезапную любовь между ним и дочерью его врага не просматривается. Да он, наверное, не так важен. Зрители больше увлечены обильным «черным» застольем: черный хлеб, черные блины, брендовая водка. И все это — под дерганые танцы массовки и тяжелую музыку Ивана Кушнира.

Если оставить в стороне рассуждения об утерянной среди дорогих спецэффектов режиссерской задумке (Диденко, по его же словам, претендовал на «вскрытие язв и пороков» черной русской души), внешняя составляющая его спектакля-бродилки выше всяких похвал. Художник Мария Трегубова выстроила внутри особняка настоящее кэрролловское зазеркалье. Пол особняка Спиридонова выстелен сосновыми ветками, на входе зрителей встречает гроб с зеркальной крышкой (чтоб уж никто не перепутал, кого здесь собираются хоронить). На потолке и стенах — видеопроекции «адского пламени» и лесной чащи в сумерках. В одном из комнат — сеновал и загоны для гусей и свиней, в другой — лес из черных картонных деревьев ручной сборки, в третьем — круглый вертящийся стол.

Как раз за этим столом в финале собираются все зрители. И смотрят, как Маша (красавица Равшана) в феноменальном свадебном платье выходит замуж за нелюбимого, а несчастный Дубровский (Артем Ткаченко) тщетно пытается что-то предпринять. Заканчивается история совсем не пушкинским «черным» сюрпризом. Каким, рассказывать не будем  — пропадет интрига. А если и есть какое-то оправдание праздному маскараду, коим является «Черный русский», то это как раз она.