«Гоголь-центр» продолжает цикл «Звезда» о судьбах русских поэтов XX века. Новый трагический опус — на этот раз о Мандельштаме — особенно оценят поклонники пластического театра и актрисы Чулпан Хаматовой.

Как известно, почти весь архив поэта был уничтожен. Пока его мучили в сталинских застенках, Надежда Мандельштам хранила в памяти его стихи. Если бы не она, мир никогда не узнал бы автора «Кремлевского горца» — поэмы, которую Борис Пастернак назвал «актом самоубийства». Видимо, поэтому в спектакле о поэте в центре внимания оказалась женщина. 

Антон Адасинский, взявшийся поставить «Мандельштама» — актер, авангардный режиссер, хореограф, создатель всемирно известного пластического театра DEREVO. Любителям рок-музыки известен еще и благодаря участию в группе «Авиа», киноманам — по роли Мефистофеля в фильме Александра Сокурова «Фауст». История о поэте, которого убила собственная эпоха, в его версии — душераздирающий танец безликой массы под поэтический «аккомпанемент» Чулпан Хаматовой. Женщина-девочка, кажущаяся хрупкой как стекло, зачитывает стихотворные строки и периодически оказывается втянутой в общий танец.Она настолько органично играет страдание, что в душевную боли героини, ее подвижничество и чувство к мужу веришь безоговорочно и сразу. 

Заглянув в программку, можно понять, что за гипнотический танец-агония разворачивается вокруг актрисы. Адасинский дал артистам «имена» по знаменитым мандельшамовским строкам: «Кости в колесе», «7 лет осталось», «Козлы, Комсомольцы», «Енисей», «Бугры голов», «Трудные Щеглы». Они двигаются в такт агрессивной музыке (авторы — сам Адасинский и Вячеслав Гайворонский), затем рассыпаются, ползают по сцене, кружатся, вытягиваются как струна и со страшным ударом падают. Их странный танец символизирует не только страдания мучеников советской власти, но и эксперименты Мандельштама со стихотворными размерами. 

Действие длится всего час, но этого хватает, чтобы прочувствовать трагичную судьбу Мандельштама — и его женщины.