Знаковая премьера в преследуемом властями, но не собирающимся сдаваться «Театре.doс». Драматург и режиссер Елена Гремина изучила документальные источники русской истории XVII– XX вв., во всех речь идет о тех, кто решился противостоять рабству и несправедливости в собственной стране: революционерах, декабристах, старообрядцах. В результате перед зрителем — простой по форме (четверо актеров на маленькой сцене, никаких декораций и костюмов) и при этом яркий спектакль-высказывание. Если политический театр вам по душе, не пропустите.

В «Театре.doc» любят «опасные» темы. Спектакли при этом, несмотря на говорящие названия, далеки от пропаганды, «бьющих в лоб» аналогий с сегодняшним днем и морализаторства. Они больше похожи на приводимые в суде доказательства — «обвиняемые» (читайте — вся страна) вовсе не так глупы и бездарны, какими их считают «властители дум». В «Театре.doc» отстаивают право каждого на свободу мысли и вероисповедания, на честность, совесть, на право быть «не как все».

«История русского инакомыслия», может быть, не самый совершенный спектакль. Несколько вялое начало: зрителю предложено согласиться с актером в черных штанах, что штаны на нем черные. Старательно говорят «да» все. Отказывается только одна из артисток. Так начинает раскручиваться тема соглашательства и протеста. Сюжеты никак не связаны между собой и не все равноценны: сначала речь в постановке идет о первом русском диссиденте протопопе Аввакуме. Затем — о Новикове, затеявшем сатирический журнал «против» присоединившей Крым Екатерины II, затем — о декабристах, в финале — о сторонниках катакомбной (истинно православной) церкви, сумевших выжить при Советах. Ансамблю артистов не хватает сыгранности.

Но самое главное, что делает любой спектакль событием, в нем все же есть: зритель задет за живое. И рассуждает вместе с актерами (у спектакля есть и интерактивная часть), а потом и выйдя из театра — о цене конформизма. Опасного, к слову, во все времена. Отдельный плюс смелого действа — «обнародованная» и отлично спетая песня на слова декабристов Бестужева и Рылеева «Ах, тошно мне!».