«Мушкетеры» — на сегодняшний день самый масштабный проект «великого и ужасного» Константина Богомолова. Грандиозное пятичасовое действо о больном подсознании русских людей, злая пародия на старых и новых кумиров поп-культуры. Если вы не считаете преступлением агрессивное осовременивание классических текстов, черный юмор по отношению ко всему, что связано с жизнью, смертью и «духовными скрепами»,  не пропустите.

Богомоловскую эстетику отчаянного злого троллинга современной России можно не любить, но нельзя не признать — сегодня он единственный из режиссеров-новаторов, кто думает и творит абсолютно свободно. Не подчиняясь диктату «правильного» психологического театра и каким бы то ни было установкам в принципе. Его «Мушкетеры» не имеют никакого отношения к роману Дюма, текст полностью переписан, в буквальном смысле сочинена новая вселенная. Узнаваемы только отдельные  имена и сюжетные ходы. Место действия — гигантский офис-приемная Кардинала и одновременно мушкетерское общежитие, за ним — белый коридор (тот свет?), происходящее здесь транслирует в зал парочка видеокамер.

Три мушкетера образца 2015-го больше похожи на уголовников, чем на героев. Атос, Портос и Арамис (соответственно Игорь Миркурбанов, Андрей Бурковский и Игорь Верник) бросаются дутыми лозунгами, будучи уверенными в том, что это и есть их кредо жизни, незыблемые принципы нового достоинства. Отвечая на вопрос робкого паренька из Краснодара по фамилии Артаньян (персонаж, заменяющий Д`Артаньяна), в чем главное отличие мушкетеров от всех прочих, Атос произносит сакраментальную фразу: «Мушкетер занимается тем же, что и прочие люди: ест, спит, совокупляется — но делает это «как мушкетер». Эта бравада сытых опричников Королевы Ирины Петровны (совершенно фантастическая работа Ирины Мирошниченко, до сиз пор не замеченной в радикальных экспериментах на сцене) смешна и страшна одновременно. Герои циничны, ленивы и надменны. И, действительно, уверены: они  — новая элита, особенные люди, они знают, «как надо». Новые мушкетеры считают нормой групповое изнасилование Констанции-Кости (героиня Александры Ребенок) под советский хит «Пора-пора-порадуемся!». Так они наказывают ее за то, что «все женщины — шлюхи».   

Среди других знаковых героев перенаселенной истории — Карлсон-педофил (отчаянно смелый Сергей Чонишвили), дядюшка Мудло (неподражаемая Роза Хайруллина), кардинал Решилье (Виктор Вержбицкий в привычном для него образе злодея с циничной ухмылкой), последняя страсть Королевы Джастин Бибер (Павел Табаков), наконец, Миледи (Марина Зудина), на деле оказывающаяся мужчиной без «фуя» (богомоловский эвфемизм). Абсурдные персонажи, абсурдные ситуации (чего только стоит та, в которой взбесившийся Д`Артаньян с помощью бензопилы управляется с мушкетерами). Подробно пересказывать этот злой и веселый фарс в пелевинском духе не будем. Главные плюсы всех богомоловских опусов — непредсказуемость сюжетных ходов, шокирующие метаморфозы, происходящие с героями, радикальные сравнения и откровенный эпатаж публики.

Богомолов заставляет зрителя присмотреться к самому себе, к коллективному бессознательному. Достоевский, Карлсон, Надя из рязановской «Иронии судьбы», Боярский на коне, тут же, совсем рядом — тюремные нары (мушкетеры все спят на таких), «патриотическое порно», Шилов, Говорухин, громогласные заявление о готовности к смерти «назло врагам». Масскульт как основа основ, бессмыслица, мгла. Как следствие — люди, похожие на зомби. Спектакль «Мушкетеры» похож на злой приговор стране и народу. Можно спорить о форме подачи этого приговора, но, увы, никак нельзя сказать, что он голословный.