Неспешный летний сон театралов всколыхнула премьера Театрального агентства «Арт-партнер XXI». За буржуазный жанр антрепризы взялся режиссер с репутацией экспериментатора Владимир Панков. Он же пригласив в команду спектакля по культовой пьесе Эдварда Олби двух суперзвезд — Елену Яковлеву и Михаила Трухина. Получился мощный замес из «брехтовских» зонгов, джазовых импровизаций, жесткой клоунады и психологического театра высшей пробы.

Панков — создатель саундрамы, жанра и театра, снискавшего себе всемирную славу. Все его артисты одновременно еще и музыканты. Они поют, танцуют, играют на музинструментах и не боятся драматических задач. Елене Яковлевой и Михаилу Трухину, как людям со стороны, пришлось нелегко. Негласное противостояние с труппой, впрочем, идет спектаклю на пользу. Оно подчеркивает, что пара Марта и Джордж у Панкова не просто основные действующие лица (в пьесе Олби их четверо), они — ее смысловой центр: строители собственного сумасшедшего дома, семейной тюрьмы, из которой нет выхода. А все остальные герои им то ли снятся, то ли мерещатся.

В спектакле бесконечное множество двойников Ника и Ханни — университетских гостей главных героев. Целый духовой оркестр из 17 человек. Многонаселенная история исключает всякую камерность (предполагаемую у Олби). Внутрисемейная истерика двух отчаявшихся супругов на сцене выглядит всеобщей. Здесь все друг друга любят так сильно, что готовы убить. Никто не прощает ошибок, бьет по живому, жаждет нелепых реваншей за прошлые обиды. Все громко, яростно, с надрывом.

Артисты на сцене устраивают форменный балаган — музыка, ими исполняемая, становится вся более какофоничной, издаваемые звуки — нечленораздельными, антураж — прямо-таки постапокалиптическим. В финале Марта и Джордж, исполнив по паре яростных зонгов, в смирительных рубашках карабкаются на высокую стену, напоминающую забор психлечебницы.

При всей внятности режиссерского посыла (современная любовь похожа на истерику, мир сошел с ума), главное, за чем идти на этот спектакль, — Елена Яковлева в роли Марты. После того как актриса уволилась из «Современника», у нее не было таких сильных актерских работ. Здесь же снова стала видна не «королева ТВ-мелодрамы», но актриса, которой одинаково подвластны и трагифарс, и психологический пафос. Смотреть на такое триумфальное возвращение — удовольствие.