Международный театральный фестиваль им. А. П. Чехова открылся одним из самых необычных спектаклей программы — китайской оперой под открытым небом. Показы «Пионовой беседки» в исполнении артистов Шанхайского центра оперы проходят 14 и 15 мая в «Аптекарском огороде» на Проспекте мира. О том, как древняя китайская легенда о любви за гранью жизни и смерти оказалась вписанной в условия московского ботанического сада, и что из этого получилось, рассказывает обозреватель «Вашего досуга» Анна Сердцева.

Главное

Первое, к чему следовало приготовиться зрителям, это к весьма своеобразной манере пения. Те, кто хоть раз её слышали, согласятся, что описать слуховое впечатление достаточно сложно. Обычно принято ограничиваться аккуратным замечанием: «вещь специфическая». При попытке конкретизации возникает известная неловкость: сравнивать услышанное с возгласами домашних питомцев как-то неловко — а, между тем, ассоциации возникают именно такого рода. И настолько отчётливые, что отделаться от них на протяжении прослушивания бывает крайне сложно. Многим помогло прослушать перед походом записи пекинской оперы на YouTube. Так зрители уберегли себя от неконтролируемого приступа эмоций прямо во время показа — притом, эмоции с равной долей вероятности могли оказаться как излишне позитивными, так и излишне отрицательными.

Второе, с чем стоило ознакомиться заранее, — это сюжет оперы. В китайской культуре его популярность сопоставима с историей «Ромео и Джульетты» в европейской. Поэтому для сильного впечатления требовалось вчитаться в перипетии сюжета и попробовать воспринять его как актуализацию всем известного любовного предания. Такой подход очень освежает восприятие: при первом ознакомлении логика поступков героев может показаться сомнительной — но, если задуматься, точно такую же реакцию может вызвать и шекспировский сюжет у людей, не посвященных в европейские реалии. Для китайцев же история о любви, зародившейся во сне и расцветшей наяву среди весенних садов — одна из самых романтичных и вдохновенных в их культурном наследии.

Что помогло полюбить «Пионовую беседку»

Воображение

Без определённого настроя на поэтическое восприятие спектакль, увы, может не произвести должного впечатления. Традиционно китайская опера исполняется в естественных декорациях роскошного сада, все обитатели которого становятся полноправными участниками действиями. Герои обращаются к цветущим растениям с дивными строками, музыканты очаровывают птиц звуками флейты. 

Московская флора, мягко говоря, несколько уступает в своём великолепии восточной. Поэтому восторги юной китайской девы, щедро расточающей похвалы растительности «Аптекарского огорода», неизбежно вызывают эффект лёгкого несоответствия. Буквально видишь, как московские одуванчики в экстазе от комплиментов приободряются и гордо распрямляют помятые шапочки. Берёзки у края пруда тоже сочувственно кивают. Одним словом, для того, чтобы абстрагироваться от классической дачной идиллии, приходилось поднапрячь фантазию. 

Терпение

Ещё одна специфическая черта древней китайской оперы заключается в том, что внешнее действие в ней сведено к минимуму. И нужно было заранее приготовиться, что на сцене толком ничего не будет происходить. Много статичных сцен восхищения влюбленных друг другом и красотой весеннего мира. Однако, по замыслу режиссёра, это обстоятельство нисколько не должно было отпугивать зрителей. Их ждал великолепный визуальный ряд в виде роскошных костюмов и эффектного макияжа на лице героев, а также гипнотическое музыкальное сопровождение в лице ансамбля традиционных древнекитайских инструментов. К тому же, и следить за действием не составит труда: с двух краёв сцены установлены экраны, на которые транслируется бегущая строка с текстовым переводом реплик на русский язык. Главное было не утомиться от всего этого великолепия чересчур быстро. Вознаграждены оказались те, кто смаковали удовольствие не торопясь, с долей восточной медитативности.

Любопытство 

Размышляя над своеобразием вокальной манеры китайской оперы, невольно задаёшься вопросом: неужели такое звучание люди когда-то находили привлекательным? Почему? Какой звуковой мир окружал наших предков столетия назад, кому они подражали своими голосами? А на какой звуковой идеал ориентируются современные люди? Почему нам кажется привлекательной та или иная манера пения? Кому или чему невольно подражаем мы? 

Чем хороши произведения искусства — они могут сжать гигантский отрезок истории жизни человечества в небольшой файл, практически невесомый в общем объёме памяти. Главное — суметь этот файл распаковать.