Арнольд Ньюман — создатель жанра «портрета в естественном окружении», первый, кто начал снимать своих моделей на фоне тщательно продуманной композиции, помогающей раскрыть суть личности и жизни портретируемого.

Ньюман обычно фотографировал людей в их наиболее характерной обстановке, где присутствовали предметы, говорящие о самом человеке и его профессии: музыкантов — в студиях звукозаписи или на сцене, сенаторов или политиков — в кабинете или на фоне зданий учреждений государственной власти. Игорь Стравинский запечатлен на репетиции, за квадратным столом, на клетчатом, шахматном полу, немного напоминающем картины Эшера. Торжествующий Рокфеллер — на фоне небоскреба. С помощью специальной камеры и штатива Ньюману удавалось запечатлеть каждую деталь композиции. Его фотопортреты — это истории. Ньюман запечатлевал людей не в случайных, а в лучших, наиглавнейших их проявлениях. В фотографии Ньюмана необходимо вдуматься, всмотреться. Выставка в Центре им. братьев Люмьер дает такую возможность.

В зале полумрак; слышится звук льющейся воды. Черно-белые фото, белые стены. Света в зале мало, он направлен только на фотографии, верхнего освещения нет. Под некоторыми фото — цитаты фотографа о своей работе, о методах, о том, что Ньюман считал главным.

В первом зале на всю стену огромный черный рояль, как на том фотопортрете Стравинского работы Ньюмана, что, по словам самого Стравинского, сделал его знаменитым. Рояль же звучит и в зале, фоном.

Почти сразу на входе, на отдельной колонне, — фотопортрет Кеннеди. На другой — Стравинского. На третьей — Мэрилин Монро с Карлом Сэндбергом. Самые известные, «парадные» работы. Вереница знаменитостей всех мастей — Линдон Джонсон, Элеонора Рузвельт, Хуан Миро. Генри Миллер, трогательный Вуди Аллен, Жан Кокто, Марк Шагал, Сальвадор Дали, похожий на испуганного кота, внезапный Евтушенко.

Множество фотопортретов людей творческих профессий: скульпторы, художники, режиссеры. Создатели временами похожи на свои создания — перекличка. Целая стена отведена фотопортретам фотографов, тут уже создатели в созданиях.

В самом дальнем от входа зале — абстрактные работы: двери домов, фасады, окна, или просто указатель, или шина. Это — эксперименты, поиски, исследования, благодаря которым Ньюман, по собственному признанию, многое понял о композиции. А на серой стене, напротив всех — фотопортрет самого Ньюмана. Он единственный из всех совершенно точно улыбается. И ему хочется улыбнуться в ответ.