Выставка о «живом искусстве» — так определяет перформанс куратор Роузли Голберг, главная исследовательница жанра. Опера и уличные бои, рояль «наизнанку», хулахуп на крыше, балет и Марина Абрамович.

Эту выставку для Еврейского музея и Центра толерантности сделала Руозли Голдберг, женщина, во многом благодаря которой о перформансе как жанре современного искусства сегодня сегодня известно широкой публике. Искусствовед и куратор, учредительница некоммерческой организации Performa и одноименной биеннале в Нью-Йорке (включая первую, в 2005-м, их прошло уже пять, в том числе биеннале в этом, 2013, году) Голдберг, занимающая сейчас 24 место в Топ-100 самых влиятельных людей в мире искусства по версии международного журнала ArtReview, в 1979 году выпустила книгу Перформанс: от футуризма до наших дней (Performance Art:From Futurism to the Present). Этот труд считается положившим начало исследованию перформанса как жанра искусства. С тех пор книга трижды переиздавалась, и Голдберг всякий раз дополняла ее актуальной информацией.

Роузли Голдберг считает перформанс, форму искусства, относящуюся к танцу и театру, в которой задействованное тело художника является наиболее важным элементом (определение Oxford English Dictionary), «авангардом авангарда», а подзаголовок ее книги звучит как «Живое искусство». В 2010-м, когда в Бахметьевском гараже на улице Образцова располагался ЦСИ «Гараж», тут уже проходила большая выставка «100 лет перформанса» — ее тоже курировала Голдберг вместе с Клаусом Физенбахом, главой нью-йоркского Центра современного искусства P.S.1 и отдела медиа и перформанса МОМА. Это была большая и подробная ретроспектива жанра за 100 лет. Выставка в Еврейском музее «Performance Now. Антология 2000-х», по сути, — иллюстрация новейших исследований Голдберг.

«Именно в этот период число авторов, обращающихся к живому перформансу как полноенному средству выражения своих идей, многократно увеличилось», — пишет Голдберг в предисловии к каталогу выставки. В экспозиции — работы 18 художников из разных стран, точнее, их документация. «Все представленные работы первоначально были перформансом, трансформированном потом затем автором в «твердую», более устойчивую форму — будь то видео, кино, инсталляция или фотография», — поясняет куратор.

Берлинский художник Кристиан Янковски увидел на крыше одного из домов Чайнатауна девушку, крутящую хулахуп, связался с ней — и устроил перформанс. 

«Это напоминает нам. что нужно любить самих себя, и помогает сохранить тепло — даже в такой холод, как сегодня», — говорит участница перформанса, подсказывающая, что лучше крутить обруч, получается, если немного выставить вперед одну ногу.

Проверить истинность обоих утверждений на себе может каждый, пришедший в Бахметьевский гараж: хулахупы прилагаются. На открытии выставки, например, участником этого перформанса стал художник Олег Кулик.

Работа Жерома Беля, французского режиссера и философа — одна из самых красивых на выставке. Вероник Дуано, балерина второго ряда Парижской оперы, за день перед выходом на пенсию выходит на сцену одна и рассказывает о своей работе — о том, какие партии любит танцевать, какие (в том числе мужские) — мечтает станцевать, о любимых постановках, о том, как ей хочется закричать в те моменты, когда прима танцует, а она вместе с другими образует «живую декорацию».

Прима выйдет на сцену и станцует для нее, и Вероник увидит ее партию уже не как «декорация», а как зритель.

Нихиль Чопра, художник из Индии, известен работами, в которых он разрабатывает персонажа и «вживается» в него, оказавшись в нужном пространстве и перенесясь во времени. В показанном на выставке перформансе художник в 2009 году в Нью-Йорке пытался передать атмосферу Америки 20-х годов.

Анонимы Клэр Фонтен, хранящие инкогнито не хуже Бэнкси (интервью они дают только по почте и не разрешают себя фотографировать) представлены перформансом «Ситуации». В нем двое неизвестных показывают и рассказывают, как вести себя и какие приемы применять во время уличной драки или другой опасной ситуации, например, если на тебя напали с ножом и пообещали лишить жизни — или напали с ножом, но не пообещали лишить жизни, приемы будут разные.

Рагнар Кьяртассон, исландский художник, для своего перформанса «Блаженство» нанял труппу из оперных певцов и оркестра: 12 часов подряд они без устали повторяют финальную торжественную часть оперы Моцарта «Женитьба Фигаро». Видео длится 12 часов, и за одно посещение его не осилить хотя бы потому, что музей обычно открыт с 12 до 22. Но можно попробовать смотреть и слушать хотя бы 10 часов подряд — чем не перформанс.

Дженнифер Аллора и Гильермо Касадилья для перформанса «Стоп, ремонт, готов» пригласили пианиста, поместили его внутрь рояля и попросили, перемещаясь по залам МОМА, наполненным посетителями, играть «Оду радости Бетховена». Люди пугаются, удивляются, недоумевают — и, конечно, включают «запись видео» в телефонах.

Выставка не обошлась без «бабушки перформанса» Марины Абрамович (кстати, ее большая ретроспектива в 2011-м проходила тут же, в Бахметьевском гараже). Видео показывают «Семь легких пьес», реконструкции известных перформансов других художников, выполненные ею в Музее Гуггенхайма в Нью-Йорке в 2005 году.

К выходу версии книги «Перформанс: от футуризма до наших дней» приурочена «Перформанс: этика в действии», которая пройдет 12-14 декабря в Центре «Гараж». Специально для русских читателей Роузли Голдберг написала раздел о современном русском перформансе, а 12 декабря, в четверг, в 19:30 в «Гараже» она прочтет лекцию (вход бесплатный по предварительной регистрации).