Выставка «Новая роскошь. Голландский дизайн в эпоху аскетизма», подготовленная Музеем дизайна и студией Droog и проходящая в Манеже, показывает голландский дизайн таким, какой он есть сейчас, и рассказывает о его истории.

Компания Droog Design, базирующаяся в Амстердаме, работает с 1993 года. Одна из главных на сегодня голландских студий дизайна, она работает с такими известными именами, как Юрген Бей, Марсель Вандерс, Тейо Реми, Ричард Хаттен и другими. Для московской выставки, организованной вместе со столичным Музеем дизайна, куратор и историк дизайна, один из основателей студии, Ренни Рамакерс отобрал четыре десятка работ из коллекции Droog Design.

«В Москве много людей, которые любят шиковать и выставлять напоказ дорогие брендовые вещи. Но роскошные предметы — это не всегда дорогие материалы, ручная работа и эксклюзивные лейблы, — говорит Ренни Рамакерс. — Иногда люксовые предметы выглядят нарочито просто, выполнены из самых обычных материалов и самыми обычными средствами. В этом цель нашей выставки: показать, что главная роскошь заключена в воображении дизайнера и силе его таланта».

Голландия — одна из мировых столиц дизайна, и для голландцев понятие «дизайнерский» вряд ли означает «особенный». Дизайн для них — часть жизни, а жизнь — часть дизайна. Так, кресло, придуманное Тейо Реми, состоит из удерживаемых каркасом слоев ненужной уже одежды. При этом владелец при желании может добавлять или убирать слои, не только утилизируя старые майки и пуловеры и принимая участие в создании предмета дизайна, но и становясь каждый раз обладателем в чем-то нового кресла.

Его же комод собран из старых ящиков от разной мебели по тому же принципу: ящики скреплены жгутом, и можно менять их местами, добавлять новые и убирать ненужные по своему желанию. Несколько фигурных спинок, прикрепленных к стволу сваленного дерева, превращают его из бревна в забавную, но элегантную скамью. Шерстяной ковер «Время — жизнь», сделанный Droog вместе с Metahaven, «простирается на всю жизнь», начинаясь белым, без узора, потом становясь украшенным, и вновь заканчиваясь белым — метафорично.

Роскошная, без преувеличения, люстра Роди Грауманса состоит из 8,5 десятков «голых» лампочек, стол студии Minale-Maeda выглядит, будто изготовлен из экзотичекого дерева, а на деле обтянут шелковой тканью с принтом, посуда и приборы, копирующие предметы из музейных коллекций, распечатаны на 3D-принтере, тарелки из современного пластика стилизованы под средневековую керамику. Экспонируется все в Манеже тоже аскетично — на деревянных подставках-палеттах.

Выставка невелика, но, возможно, заинтересовавшемуся захочется задержаться на нижнем этаже Манежа подольше. В зале демонстрируется фильм, сделанный совместно с Музеем дизайна, который подробно и увлекательно рассказывает о том, как голландский дизайн стал тем, что мы видим в экспозиции, в том числе с цитатами авторов некоторых экспонатов. Есть и специальная «библиотечная зона» с книгами, альбомами и журналами по голландскому дизайну, архитектуре и моде, обещаны лекции и мастер-классы дизайнеров.