Эти работы считались советским Министерством культуры настолько никчемными, что их даже разрешали вывозить за рубеж.

Выставка, названная в честь казённой печати с соответствующей надписью, демонстрирует андеграунд, тогда вызывавший у официальных лиц отвращение, а теперь же превратившийся в современную классику и заметную материальную ценность.


Основной массив «другого искусства», начиная с хрущевской оттепели и заканчивая перестройкой, искать, разумеется, надо не в государственных музеях, а в частных собраниях. Отличную возможность для этого предоставляет крупная выставка собственной коллекции, которую устроили в стенах своего фонда Владимир и Екатерина Семенихина с дополнениями от Е. Нутовича, Art4.ru и других коллекционеров.

Несколько этажей заполнены полотнами Булатова, Краснопевцева, Кропивницких, Гороховского, Инфанте и прочих нонконформистов — список имен огромен. Этой выставкой фонд «Екатерина» продолжает ретроспективу неофициального искусства, которую прошлой осенью открыл проект «Поле действия: московская концептуальная школа и ее контекст. 70-80-е годы ХХ века». Получилось действительно представительно, тем паче, что временной охват здесь уже пошире — пускай имена некоторых художников и перекочевали в новую экспозицию.

Такая большая панорама позволяет наглядно осознать, насколько, несмотря на причисление к одному художественному направлению, были эти авторы различными. Голубые абстрактные «композиции» Эдуарда Штейнберга соседствуют со сосредоточенно грустным «Христом в Лианозово» Оскара Рабина, а «Цветные звери» Валентины Кропивницкой — с «Пивом и раком» Анатолия Зверева. Артистическая жизнь, хоть и подпольная, очевидно, была весьма кипучей — в этом белоснежном выставочном пространстве это чувствуется как-то особенно сильно.

Чтобы дополнить впечатление от эпохи, на последнем этаже воссоздано типовое жилье позднесоветского времени с мебелью из ДСП. Там же — кухонька, украшенная агрегатом для приготовления пищи, для современной молодежи уже загадочным: юные модельные девы на вернисаже даже рядом с ним фотографировались. Впрочем, инсталляция тут не главное — советские персиковые обои на самом деле служат обрамлением для небольших рисунков и картин, которые при обычном экспонировании бы «потерялись». Для любознательных рядом показывают документальный фильм «Московский нонконформизм» и слайд-шоу о знаменитой Бульдозерной выставке. Ну, а аккомпанементом к данной выставке служит второй проект в том же пространстве — экспозиция фотопортретов Игоря Пальмина, который контрастной светотенью создал запоминающуюся галерею всех этих художников, из-за политики партии вынужденных вкалывать кочегарами, грузчиками и дворниками.