Плутовская комедия «Я люблю тебя, Филлип Моррис» представляет знаменитых актеров в совершенно новом амплуа. Джим Керри и Юэн МакГрегор играют влюбленных друг в друга геев.

Когда Стивену было 9 лет, родители посадили его на диван и очень доверительным тоном начали разговор: «То, что мы тебе сейчас скажем, ничего не изменит. Мы все равно тебя очень любим. Но дело в том, что ты...» «Усыновлен», — вякнул его старший брат сзади. С тех пор Стивен решил стать самым хорошим человеком на свете. Дальше мы видим его уже взрослым — он подыгрывает на пианино госпел-хору в церкви, работает в полиции, у него прекрасная жена, вместе с которой он молится перед соитием и лапочка-дочка. А еще он гей. Гей! Гей-гей-гей!

Именно так, настойчиво и с гордостью, заявляет закадровый голос героя Джима Керри на 10-ой минуте, когда на экране возникает сцена содомии. Вот и в этом тексте надо сразу оговориться: «Я люблю тебя, Филлип Моррис» — первый голливудский фильм с актерами А-класса, где гомосексуализм не проходит в формате сальной шуточки. Не преподносится в виде истории двух мужчин, осознающих свои отличия, как в «Горбатой горе». И не фигурирует в качестве одного из эпизодов великой американской борьбы за права меньшинств, как в «Милке». В «Филлипе Моррисе» гей-тема впервые никак не оправдана — ни юмором, ни развитием героев, ни пафосом либерализма. Однополые отношения рассматриваются тут в порядке совершенно обыденной вещи, типа уплаты налогов или подарков на Рождество. Перед авторами не стояло задачи шокировать американских зрителей, и, вероятно, именно поэтому американские прокатчики сильно задумались перед выпуском картины. После премьерного показа на фестивале в Санденсе в январе 2009 г. фильм собирались издавать сразу на DVD. В результате у нас и в Европе «Я люблю тебя, Филлип Моррис» стартует на полтора месяца раньше, чем в США, где его путь до кинотеатров занял больше года.

Герой Джима Керри — реально существующий мошенник Стивен Рассел. После автомобильной аварии он понял, что больше не желает притворяться, развелся и переехал во Флориду. Здесь приобрел сутенерский загар и стал вести жизнь гедониста: клубы, рестораны, бойфренды, шикарные рубашки, часы Rolex... Все это приходилось оплачивать, прокручивая мелкие аферы, за которые Рассел, в конце концов, загремел в кутузку. В тюрьме бывший полицейский быстро освоился и влюбился в симпатичного Филлипа (Юэн Макгрегор), севшего за не возвращенную в прокат машину . После их встречи разворачивается фабула, знакомая по плутовским комедиям. «Поймай меня, если сможешь» — хороший пример. Стивен по поддельным рекомендациям устраивается работать финансовым директором в медицинскую компанию, переводит на свой счет государственные деньги. За это вновь оказывается в тюрьме. Сбегает с суда. Его опять ловят. Крадет у врача удостоверение, красит тюремную робу в зеленый цвет, снова убегает. И опять неудачно. Всего Рассел совершил 14 попыток к бегству, а его увеличенный за каждый побег срок составил более 100 лет. Только бежал он не от закона, как Ди Каприо от Хэнкса в фильме Спилберга. И не от наказания. Не «от», а «к» — к любимому Филлипу Моррису.

В Америке действует свой кодекс терпимости: что можно показывать в фильмах с Керри и МакГрегором, а что — нет. В какие режиссерские интонации можно облекать однополую любовь, а в каких эта тема зазвучит оскорбительно. Но что, если вообще на ней не делать акцентов и ударений? Если заменить «Филлип Моррис» на любое женское имя, то получится проходная романтическая комедия о пройдохе и аферисте. Смелость фильма в том, что он открывает дорогу героям-гомосексуалистам в устоявшиеся жанры большого Голливуда. Сейчас на сеансе может быть даже самым радикальным либералам станет неловко (что, впрочем, не отменит слезы в паре трогательных мест). Зато через 5-10 лет легко представить, как в «Аватаре» десантник влюбится в гуманоида-самца, Джеймс Бонд соблазнит злодея, снимут фильм про гея-супергероя, а Том Курз сделает триумфальное признание. Так случилось, что Россия, несмотря на официально запрещенные гей-парады, в вопросах киноцензуры оказалась смелее США.