Режиссерский дебют актера Рассела Кроу посвящен участию австралийцев в Первой мировой войне и берет зрителя стратегически безупречным измором.

Три сына австралийского фермера Коннора признаны погибшими во время кровавой Дарданелльской операции 1919 года (войска англичан и союзников против Османской империи). Он по мере сил переживает скорбь, тяжело вздыхая, манкируя воскресным церковным причастием и читая жене вслух. Ей этого мало, и она настаивает, чтобы Коннор отправился в далекую Турцию за телами. Нашел же он когда-то сыновей-подростков в эпицентре пыльной бури, находит же источники питьевой воды в пустыне; таков у Коннора род занятий. Только после того, как жена от отчаяния топится в этой самой воде, фермер отправляется в дорогу. Навстречу разочарованиям, скорби, нечаянным отцовским радостям, урокам толерантности и новой любви; при всей печали обстоятельств, как мужчина Коннор еще ого-го.

Промысел искателя воды (попробуйте походите по пустыне день за днем на солнцепеке с подрагивающими скрещенными веточками) требует терпения. Просмотр «Искателя воды» (богатого водой в метафорическом смысле) — в общем, тоже. Рассел Кроу, как и герой его режиссерского дебюта (в главной роли — он сам), не только медленно запрягает, но и в дальнейшем поспешает не торопясь. Тут ему большое подспорье оператор «Властелина колец» Эндрю Лесни, который заполняет сюжетные лакуны величественными пейзажами, австралийскими ли, турецкими ли. А «Искатель воды» из тех фильмов, когда достаточно благодарный и охочий до путешествий зритель по ходу бытового просмотра периодически нажимает на паузу, любуется стоп-кадром заката и мысленно, а то и вслух говорит себе: «Сбережений не спущу, в Галлиполи погощу!» Турция, пусть и почти столетней давности, в фильме узнаваема, например, креативным подходом к завлечению туристов. Гостиничный мальчик сперва похищает у Коннора чемодан, потом, держа дистанцию, вынуждает героя бежать за ним через весь Стамбул до отеля и возвращает поклажу на ресепшне: гость едва дышит, мечтает передохнуть — а вот к его услугам и свободный номер.

С обещанными удобствами перебои, зато есть другой мощный бонус — красавица-администраторша (роль требует от Ольги Куриленко минимум драматических затрат), на лирическую линию с участием которой Коннор будет отвлекаться в свободное от поисков сыновей время. Двухчасовой метраж позволяет «Искателю воды» побыть и философской притчей, и роад-муви, и лав-стори, и историей мужской дружбы (ее герой сведет с турецким офицером, который в Галлиполийской битве мало того, что сражался против сыновей Коннора, но и добивал таких, как они, выстрелом в затылок), и — немножко — батальным блокбастером.

Плюс — актуальным политическим высказыванием: на претензии местных, какого черта австралийцы отправились воевать в страну, которую не в состоянии найти на карте, бедолага Коннор вынужден туманно оппонировать, что, мол, дело в принципах. «Хороши принципы, — отвечают ему — воевали, умерли, ничего не получили». Геополитическая ситуация действительно была не из простых, не вполне устаканилась до сих пор и в качестве фактуры для кино требует авторской смелости. Посвященная Сербской войне жестко субъективная драма Анджелины Джоли «В краю крови и меда» шла на зрителя психической (и отчасти истерической) атакой, чем и занятна. Подчеркнуто корректный дебют Рассела Кроу (у всех сторон конфликта, кроме разве греков, находится своя историческая правда) берет вас осадой, измором — и обезвоживанием.