«Раскоп», депрессивное роад-муви о кризисе среднего возраста с Кириллом Пироговым, мирным Киевом и счастливой морской свинкой.

В юности Паша (Кирилл Пирогов) с энтузиазмом учился в университете на археолога, наслаждался раскопками, влюблялся в девушек и строил планы на будущее. Но спустя пару десятков лет обнаружил себя сидящим на диване писателем-неудачником, а рядом — жену, которая пилит его за тунеядство и алкоголизм. Неожиданный ночной звонок бывшего сокурсника, бизнесмена Самородова (Никита Тюнин) с просьбой привезти водки оборачивается нежданным большим приключением. За бутылкой-другой Паша, Самородов и их университетский сокорытник по прозвищу Скляр (Олег Нирян) понимают две важные вещи. Во-первых, у беременных женщин нет души. Во-вторых, все трое присутствующих — несчастные люди, и спасти от хандры их может только путешествие.

«Раскоп» — дебютная лента режиссера Сергея Дахина, снятая по мотивам прозы видного украинского писателя и драматурга Максима Курочкина. Фильм, задуманный как лирическое роад-муви про кидалтов, романтически ищущих себя на просторах украинских степей, с каждой экранной минутой заражает зрителя не духом, о если бы, приключений, но беспросветной тоской. Хочется быть отчаянными авантюристами, но грех кризиса среднего возраста не отпускает. Паша мнит себя недооцененным гением. Скляр мечтает хоть раз за 17 лет брака изменить жене. Самородов сравнительно трезво оценивает действительность, а посему, не мечтая ни о чем, просто регулярно напивается, чтобы забыться. Сочувствия герои не вызывают; их хочется отправить в кино на «О чем говорят мужчины», вот где парни развлекаются и не сводят всякий разговор к жалобам и нытью. Один на весь фильм счастливый и довольный собою и миром герой — морская свинка, которая живет у Паши на кухне.

Киевские улочки и площади, еще не познавшие Майдан, контрастируют с современной картинкой из новостей, что только лишь множит грусть и зовет прочь из зала. Ну, если вы не фанат хорошего артиста Пирогова, а оргвывод его героя, что за прожитые годы он оброс не друзьями, а собутыльниками, не представляется вам самодостаточным кинематографическим месседжем.