Пешее путешествие как эффективный способ соскочить с наркотиков и познать самое себя — лучшая роль Риз Уизерспун.

Классический способ решения всех проблем — наплевать и лечь поспать — разведенной блондинке Шэрил Стрейд (Риз Уизерспун) уже не подходит. Проблем столько, что все не проспишь. Взбалмошная, но любящая мать (трогательная Лора Дерн) умерла от рака. На инфантильного брата положиться нельзя. Как и на бывшего мужа. Связь с ним у Шэрил в последнее время была чрезвычайно крепка, поскольку основывалась на цементе совместного употребления наркотиков: деньги на героин героиня добывала, трудясь официанткой и подрабатывая проституткой. В общем, не до сна, а значит, остается план Б. Когда у мусульманина тяжело на душе, он совершает хадж. Когда колбасит американца-англосакса, он собирает рюкзак и отправляется в РСТ (Pacific Crest Trail) — продолжительный (4230 км) туристический маршрут по Тихоокеанскому хребту, проложенный по возможности вдали от цивилизации, преодолеваемый отчасти на перекладных, но в основном пешком.

Жана-Марка Валле, рассказчика простых и пронзительных, как деревянные игрушки родом из детства, историй, трудно заподозрить в конъюнктуре. Но нельзя не признать, что два его последних фильма схожи и бьют примерно по одним и тем же болевым точкам. Разве только в прошлогоднем «оскаровском» триумфаторе, «Далласском клубе покупателей», раствор был посильнее. Больной СПИДом герой «Клуба», вопреки диагнозам врачей, продолжал отмерять себе год за годом и, благодаря вере и коммерческой хватке, кажется, был близок к тому, чтобы вовсе победить смерть. Проблемы героини «Дикой» в сравнении с жизненными обстоятельствами электрика и ковбоя Рона Вудроффа — все-таки решаемый детсад. Странно, что склонный к натурализму автор не находит в повествовании места для героиновой ломки. А что сравнительно мало внимания уделено выразительным пейзажам (ради которых путники на менее сложных, чем у героини, душевных щах, собственно, в PCT и пускаются) — это как раз логично. Девушка исследует не внешние красоты, но самое себя.

Ну и, наконец, по силе дарования Риз Уизерспун — это не Мэттью Макконахи, хотя «Дикая» — безусловно, самая мощная роль звезды «Блондинки в законе». В первом же кадре героиня выдирает себе ноготь на ноге, затем, покрытая ссадинами и синяками, занимается жестким сексом — в общем, есть от чего по-матерински зайтись сердцам почтенных читательниц женского глянца, в свое время путем голосования выбравших актрису Любимицей Америки. Исключительно внешними эффектами дело не ограничивается: чем чумазее и изможденнее Уизерспун, тем зримее проступает просветление на лишенном косметики лице. Но все равно, появлению в кадре случайных путников радуешься не меньше, чем одичавшая Шэрил. Тем более что почти все они, даже если выглядят немножко тревожно, на поверку оказываются ОК. Особо радует пару раз возникающая лисонька — то ли реальная, то ли на правах призрачного датчика сигнализирующего, что метафизические работы по познанию себя в мозгу у женщины проходят планово. Могла бы и сказать, как рыжая кумушка-сестричка в «Антихристе» у фон Триера, что-нибудь вроде «Хаос правит миром» или «Лучше героина могут быть только горы», ан нет — чуда не происходит.