Пышные похороны карьеры Джонни Деппа. 

Юный матрос Генри (Брентон Туэйтс) разыскивает артефакт — Трезубец Посейдона. Если верить мифам, этот гаджет снимет все морские проклятия разом. А стало быть — освободит отца Генри, героя первых трех частей франшизы Уилла Тернера (Орландо Блум), который — ни жив, ни мертв — обрастает полипами на затонувшем «Летучем голландце». Карина (Кая Скоделарио), астроном, феминистка, атеистка и, наконец, просто красавица, тоже заинтересована в трезубце из родственных мотивов. Капитан Салазар (Хавьер Бардем), бывший охотник за пиратами, а ныне ветхий, но бодрый и опасный призрак, ищет Джека Воробья (Джонни Депп), который и довел его до такого состояния. Воробей ищет, на что бы выпить.

Хорошие новости для поклонников «Пиратов»: в новой картине есть море (сухопутностью четвертого фильма многие остались недовольны). Оно, конечно, цифровое до последней капли, но красивое. И вообще, хватает старенького: от капитана Барбоссы (Джеффри Раш) и помощника Воробья Гиббса (Кевин МакНэлли) до Орландо Блума и Киры Найтли, пускай они и гостят в кадре пару минут с протокольным визитом вежливости. Также вашему вниманию предлагаются новые аттракционы: паукообразный корабль-трансформер, зомби-акулы-торпеды и «Черная жемчужина», которая материализуется из сувенирной бутылки.

Плохие новости для фанатов: помимо аттракционов, в «Мертвецах», в общем-то, ничего и нету. Если предположить, что званые в Голливуд варяги-норвежцы Хоаким Роннинг и Эспен Сандберг (авторы номинированного на «Оскар» «Кон-Тики») были привлечены к постановке, чтобы наполнить паруса франшизы свежим соленым ветром, то прием не сработал. С тем же успехом фильм мог бы снять всякий худо-бедно умелый ремесленник, оснащенный командой суперпрофессионалов. Так и вместо Пола Маккартни (он поет комический куплет и рассказывает анекдот — оба несмешные) в камео могла бы засветиться любая музыкальная легенда. В идеале — Юрий Лоза. 

Обычному зрителю, которому пиратской мишуры мало, остается на безрыбье усматривать в ленте сочинение на тему поисков/обретения отца. Но об этом, будто по разнарядке сверху, все главные блокбастеры последних недель: от «Стражей Галактики» до «Чужого». Немногим оригинальнее новых «Пиратов» можно интерпретировать как могильный камень на карьере Джонни Деппа. Причем на граните оперативно высечены отсылки к последним новостям из жизни артиста. От Джека Воробья, депповского героя и альтер-эго, как от чумного, шарахаются самые преданные партнеры. Он пьет запоями и проваливает проекты, швыряется бесценными активами; имеет место попытка идиотской женитьбы. Однако любование пышными и безвкусными кладбищенскими памятниками — занятие, пускай и не лишенное тихой готичной прелести, но все-таки очень на любителя.