Недорогая, но понтовая фантастическая притча с Лоренсом Фишберном и издевательски-бесхитростной моралью.

Трое бостонских студентов-компьютерщиков — бывший бегун Ник, ныне из-за травмы передвигающийся на костылях, его подружка Хейли и их общий приятель Джон, хлюпик в немодных очках, — едут в Лос-Анджелес. Там Хейли и Ник должны расстаться, хотя они, безусловно, любят друг друга, но так для обоих будет лучше — не спрашивайте у сценаристов (и в дальнейшем тоже не изводите себя попусту вопросами), почему. Во время ночевки в гостинице на связь с ними выходит таинственный хакер NOMAD. Он, оказывается, давно следит за всей троицей в режиме онлайн. Занятие тем более таинственное, так как крайне неблагодарное, поскольку будоражащей воображение и богатой событиями жизнь героев-«ботаников» никак не назовешь. Но это пока они не вычисляют, что NOMAD, судя по данным GPS, находится где-то совсем неподалеку, и не решают нанести ему визит. Сперва посреди пустыни обнаруживается пустой дом, а в нем подвал, потом куда-то пропадают Хейли и Джон. Следующее, что видит Ник, очнувшись в залитой неуютным люминесцентным светом медицинской комнатке, это крупный темнокожий мужчина в скафандре, который спрашивает, не доводилось ли юноше в последнее время плотно общаться с инопланетянами.

Съемки дебютной научно-фантастической драмы Уильяма Юбэнка «Любовь», сделанной за $500 000 по принципу «голь на выдумки хитра», были богаты пронзительными подробностями: тут и построение космической станции на заднем дворе родительского дома, и самостоятельное рытье окопов, и дверь стиральной машины в роли иллюминатора. «Сигнал», на который удалось собрать денег вчетверо больше, выглядит побогаче, что всякий раз понимаешь, медитируя на Лоренса Фишберна. Звезда «Матрицы» экономно движется, а шлем снимает только один раз — очень, впрочем, эффектно. Зато много смотрит на нас крупным планом этими своими понимающими глазами и с тем фирменным выражением лица а-ля Мерфиус, которое одновременно умудряется транслировать уверенность как в том, что все будет хорошо, так и в том, что мы все, безусловно, в скором времени умрем.

В качестве обязательного при мудреце ни во что не въезжающего неофита Нео выступает Ник (после «Сигнала» карьера Брентона Туэйтса пошла в гору, см. «Малефисенту» и «Посвященного»), и тупость персонажа зритель во многом понимает и разделяет. Поскольку большую часть фильма действительно сложно понять, что творится — при том, что ничего особенно и не творится. Зато в заключительной трети нас ждет вполне кондиционный экшн (в нем талантливо освоены деньги, оставшиеся от гонорара Фишберна), тем более отрадный после экранного часа дремы, а также бурный расцвет любовной и дружеской лирики. В лучшие моменты «Сигнал» своей подростковой романтикой в коротких штанишках и домоткаными спецэффектами напоминает «Приключения Электроника» и «Гостью из будущего». В худшие — «Матрицу».

Уильям Юбэнк — перспективный выдумщик по визуальной части, но тонет, играя в заумь. О том, что легендарная Зона 51 (место в Неваде, где якобы складируются засекреченные находки, связанные с НЛО) — практически отдельный штат, живущий бурной инопланетной жизнью, и так известно из «Дня независимости» и «Секретных материалов». А буквальная мораль «Пришили зайчику новые ножки, и он опять поскакал по дорожке», призванная венчать интригующую намеками притчу, — это не философия, увольте, а форменное надувательство.