«Человек ноября», не по-хорошему старомодный боевик с отставным Бондом и отставной девушкой Бонда, богатый удивительными взглядами на Москву и российскую новейшую историю. 

Хорошая новость: у России со дня на день будет новый президент. Плохая: это на редкость коварный тип с изрядно подмоченной репутацией. Настолько, что от него взвоют все — в том числе и ЦРУ, засылающее в Москву агента за агентом, агентшу за агентшей. Благодаря усилиям ФСБ, разведчики в Москве, городе для приезжих традиционно суровом, долго не протягивают. Когда в ЦРУ отставному супершпиону Питеру Деверо (который, как и положено по жанру, не желает снова впрягаться в работу и должен экранную минутку-другую покапризничать) показывают фотографии живых и мертвых коллег, он в целом невозмутим. Но все-таки соглашается отправиться в Москву, увидев снимок пока еще целехонькой, но на грани провала разведчицы. Объяснить, что так вдруг, было бы спойлером: скажем лишь, что когда в завязке картины герой Пирса Броснана соловьем поет, что удел шпиона — быть одному как перст, он немножко утрирует. По приезде в Москву свидание с дамой завершится самым трагическим образом, но свято место рядышком с суперагентом, как известно, пусто не бывает; не просто так исполнительницей второй главной роли значится Ольга Куриленко, в прошлом — девушка Бонда.

В Москве увлекательно. Есть гонки с препятствиями по историческому центру («Преследую по Тверской, преследую по Тверской!»), опознаваемому, впрочем, не на раз; кино снимали в Восточной Европе. Медведи табунами не бегают, зато на той же Тверской встречаются опрятные фермерские домики, стены которых космополитично расписаны матюгами на английском. Есть на что поглазеть, есть что необычного послушать: «Россия скоро воссоединится с НАТО», «В Чечне много нефти» (насчет причин и событий военных действий в Чечне у сценаристов имеется несколько экстравагантных идей). Действие скоро перемещается в Белград, и российский зритель быстро теряет к происходящему ревностно-почвеннический интерес.

Ах да, Пирс Броснан очарователен и все, стало быть, делает очаровательно: машет нам ручкой, развязно хлещет чужой виски, постоянно в кого-то стреляет, за кем-то бегает, кого-то спасает (а кого-то наоборот). Все, как в «бондиане», только в очень халтурно сделанной: тут вспоминается, что насмотревшись именно на Броснана, продюсеры в какой-то момент решили резко модернизировать франшизу, выпустив вместо вальяжного джентльмена старой закалки ободранного бойцового петушка Дэниела Крейга. «Мы хотели сделать «Человека ноября» эдаким ретрофильмом, вспомнив старые клише», — декларирует в интервью Броснан и ведь не лукавит. Имеющий репутацию крепкого ремесленника режиссер Роджер Дональдсон действительно клепает картину по стандартам особо оголтелых кинобоевиков конца 1980-х — начапа 1990-х, казавшихся дремучими и для своего времени. Вот только в «Человеке ноября» совсем нет драйва, присущего анекдотической в целом «Красной жаре». А клише, действительно, полная обойма. Полная обойма холостых.