«Самый опасный человек», пессимистичный шпионский романс от автора «Контроля» и «Американца», — в первую очередь вдохновенный бенефис покойного Филипа Сеймура Хоффмана.

Служба немецкого контрразведчика Гюнтера Бахмана (Сеймур Хоффман) по-своему опасна (главным образом — впечатляющим количеством выкуриваемых за день сигарет), наверняка трудна и не видна не только на первый взгляд, но и, пожалуй, на второй-третий: земля ненадолго полыхнет бензином у него под ногами лишь в финале. И по повадкам, и по внешнему виду Гюнтер — отчасти сом, неспешно нарезающий круги в мутной воде, терпеливо выжидая, пока появится дичь (а она в портовом городе Гамбурге случается — именно здесь, напомним, готовился теракт 11 сентября). Чу, поплавок дергается: в Гамбург нелегально прибывает молодой чеченец Иса Карпов (Григорий Добрыгин), намеренный снять с банковского счета 10 миллионов отцовского наследства. Хотя отца, судя по всему, сам Иса и убил, но человек он, вроде бы, хороший и намерен пустить деньги на благое дело. Гюнтер деликатно наблюдает за странным гостем, готовясь к броску. Но спокойно работать мешают влюбленная в Ису идеалистка-адвокатша (Рейчел Макадамс), а также коллеги из конкурирующего подразделения и вездесущее ЦРУ в волевом лице актрисы Робин Райт.

Все три фильма Антона Корбейна (аскетичный байопик лидера Joy Division Йена Кертиса «Контроль», безжизненный-тупой-красивый «Американец» про киллера в отпуске) очень разные по жанру. Но любой из них не позволяет забыть о том, что по первой профессии автор — видный клипмейкер, стилист и рок-фотограф, более или менее создавший внешний образ Depeche Mode. Новая картина — не исключение, поскольку, приняв эффектную позу или особенно драматически сморщившись, персонажи иной раз замирают, как бы давая фотографу вдоволь покружить вокруг в поисках идеального ракурса. Но ракурс того стоит: морщится и замирает Сеймур Хоффман в последней своей завершенной роли — и чистое удовольствие его видеть, думается, обусловлено не только естественной горечью от того, что новых фильмов с актером больше не случится (финальный выход произойдет в грядущих «Голодных играх»), но и классом мастерства — действительно редкого, как бы банально это ни звучало, по нашим временам. В «Самом опасном человеке» Хоффману в отличие от Клуни в «Американце» есть что играть (и нашему Добрыгину тоже). Больше всего его плохой, хороший, злой и совестливый, что в спецслужбах, как мы лишний раз убедимся, непозволительная роскошь, герой похож на Штирлица. Особенно когда в редкую лирическую минутку дома пускай и не поет «Степь широкую», но играет на пианино нечто меланхолическое.

Неспешностью и сантиментами картина напоминает и сериал Лиозновой, и новомодную «Родину». А минимумом выстрелов — «Шпион, выйди вон», благо картина также основана на романе Джона Ле Карре и представляет работу разведчиков не в безумно увлекательном приключенческом свете (поклонникам «Ультиматума Борна» или бондианы просьба не беспокоиться). При этом сюжет закручен ловко (чем прежние ленты Корбейна похвастать никак не могли), и наблюдать за разматыванием клубка увлекательно, пускай фильм и не побалует вас хеппи-эндом и выпустит из зала в состоянии не легкой эйфории, но тихой печали.

Мир разведки уродлив, подл и грязен, шпионы грустны и большей частью гнусны. Верить нельзя, как справедливо отмечал папаша Мюллер, никому и даже себе. Юстас либо дурак, либо предатель. А нынешний Штирлиц, как бы ни был крут, так и не успеет спасти свою радистку Кэт, пускай она в «Самом опасном человеке» и мужчина с бородой.